Единая информационная служба
+7 (8182) 21-61-00

Дневники экспедиции 2016

Дневники рейса ежедневно ведет Ирина Скалина, заместитель директора по экологическому просвещению и туризму Национального парка «Русская Арктика».

21 июня. День пятнадцатый
21 июня. День пятнадцатый

Чем дальше мы идём на юг, тем становится прохладнее. Или, может мне так кажется. Наверно, потому что солнца нет. На самом севере его было даже слишком много. По возвращении можно будет говорить: да вот, на островах была, загорела... Только лицо и руки. В Архангельске сейчас тепло, 23-25 градусов, но дожди.

Неспециалисты

Андрей Пржиборо сегодня читал очень интересную лекцию — о том, кто изучал и изучает насекомых Новой Земли и окрестностей, а также о тех, кто пополнял коллекцию зоологического института (музея) Академии наук, созданного еще в первой половине ХIХ века. И имена там очень неожиданные. Андрей сам собирал информацию обо всех этих людях, что было возможно найти.

Первая биологическая экспедиция в Российскую Арктику под руководством Карла Бэра — немецко-российского зоолога — состоялась в 1837 году. Это была очень хорошо подготовленная экспедиция, которую финансировала Академия наук, и удачная. 22 июня из Архангельска в Новой Земле вышли два корабля — «Кротов» и «Святой Елисей», а 11 сентября они в Архангельск вернулись, то есть исследования удалось провести за одну навигацию. Разные — геодезические, биологические, в том числе и сборы насекомых.

А чаще всего сборы проводили неспециалисты, как бы попутно. Даже не зоологи, а геодезисты, например. Или губернатор. Представьте себе — архангельский губернатор указан среди сборщиков. Иван Сосновский — время и место сбора коллекции совпадают с временем и местом пребывания видного персонажа на Новой Земле. Вот пытаюсь себе представить кого-нибудь из современных чиновников. Букашек собирающим. Получается плохо.

Сборы проводились и в ходе экспедиций известного красноборского (или архангельского, думаю, тоже можно сказать, в общем, северного) художника Александра Борисова. Он на Новой Земле написал множество картин. Не просто о Новой Земле, а именно на архипелаге. Порой этюды он создавал в 20-ти градусный мороз. И это было в реальном времени. С натуры он рисовал полное солнечное затмение в Малых Кармакулах 27 июля (9 августа) 1896 года. В экспедиции 1900-1901 годов принимал участие зоолог Сергей Тимофеев, который в том числе занимался и насекомыми.

— Надо же, какие совпадения бывают, — сказала Марина Титова, — мы пытались найти информацию о Тимофееве, но как-то не подумали обратиться в зоологический институт. Надо Андрея пригласить к нам в ноябре на конференцию, посвященную Борисову.

Голос Марины Титовой мы все слышим, когда объявляет очередную лекцию и просит всех на неё собраться. Магистрант-культуролог и сотрудник музея Художественного освоения Арктики имени А. Борисова на плавучий университет попасть не планировала. О том, что рейс будет на Новую Землю, узнала на конференции РГО и подала заявку.

В этом году 150 лет со дня рождения Борисова и 130 — со дня рождения ещё одного известного художника — Тыко Вылки.

Если мы попадём на Колгуев, то Марина хочет попытаться найти информацию об одном человеке. В своих книгах Борисов упоминал проводника — ненца по имени Устин Канюков, который участвовал в новоземельских экспедициях, и оказывал очень большую помощь. Так вот, у Борисова сказано, что Устин был шаманом с Колгуева. Есть информация, что у него была дочь, а в 30-е годы он еще точно был жив. Поэтому вполне вероятно найти на острове того, кто знал или знает его семью.

Марина говорит, что сейчас ей будет значительно проще и интересней проводить экскурсии. Раньше, вроде, и книжки прочитаны, и картинок много посмотрено, а всё равно не то, если сама в этих местах не побывала. Мы, правда, в борисовские места на Новой Земле не попали, но всё равно — он проходил мимо этих же берегов, и мечтал побывать на мысе Желания.

Очень крупные комары

— Кит — смотрите быстрее, — я развернулась, но по воде уже только расходились круги. — Может, это касатка была? — товарищ из команды выглядел очень расстроенным — слишком быстро скрылся морской обитатель. Я немного подождала и вернулась слушать лекцию.

Ирина Покровская рассказывала о некоторых арктических птицах и их поведении. Круглоносый плавунчик очень нестандартно охотится на всякую мелкую водную живность — он её загоняет в водоворот, песочники питаются при помощи зондирования — клюв у них очень чувствительный, поэтому они копаются обычно в чём-нибудь мягком. А вот плосконосый плавунчик — крайне феминистическая птица. Самки у них больше, чем самцы и ярче окрашены, что очень нетипично. Они агрессивно защищают свою территорию. Самцы у этих нестандартных плавунчиков строят гнёзда, создают домашний уют и высиживают птенцов, при этом самки и не думают хранить им верность. Поэтому птенцы могут быть от разных папаш.

Тут по громкой связи объявили, что через 10 минут мне надо быть на корме. Мы подошли к станции имени Федорова на севере Вайгача. Накрапывал дождик.

На станции мы должны забрать орнитолога Софью Розенфельд и самолёт. «Дельтаплан», как выражается старпом Хохлов. На самом деле маленький лёгкий гидросамолёт.

Самолётик стоял в бухте, чуть выкатившись поплавками на берег.

— Поплавки мягкие, — обратила внимание Софья, — твёрдыми так на гальку не выскочить! Сейчас можно на лёд приземлиться на поплавках.

На берегу нас встретила Юлия с метеостанции и целая туча полярных крачек.

— Ну, сущие комары! — отмахивался от них Игорь Филин, поднимаясь по склону. — Такие же приставучие, только большие.

— Да, их много стало. Они на гнёзда сели. А гуси у нас прямо по станции ходят, — улыбнулась Юлия.

На озере неподалеку последнее время жил малые лебедь, но вчера прилетели два шипуна и всё — выгнали малого лебедя. Медведей в округе в эти дни видели трёх, один около станции бродил. И разорил гусиное гнездо, за которым наблюдала Софья:

— На островке было гнездо хорошее. Я по питанию материал собирала, пока не сожрал этот медведь проклятый. Съел моё гнездо!

Тысяча километров по Вайгачу

На самолёте Софья проводила авиаучёты птиц. Последний раз на Вайгаче их делали примерно 30 лет назад. Впервые, получается в это время на Вайгаче и на новом самолёте. А так уже «налётано» в течение пяти лет 150 тысяч километров в Ненецком, Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском округах. Сейчас на Вайгаче еще около тысячи километров.

— Сейчас интересно посмотреть белощекую казарку. Она растёт со страшной скоростью, идёт то ли реколонизация, то ли колонизация новых мест обитания, их за миллион, я так думаю.

— А причины?

— В Европе сельское хозяйство поднимают и охраняют их там хорошо, и здесь её никто не трогает. Но здесь она гнездится в нативных местах обитания, как раньше делала: на скалах. Сейчас в каждом каньоне есть колонии казарок. Вопрос в их численности. Сложно пока сказать — гнёзда мы не могли посмотреть. Ну, вылетели они из этого оврага. Есть только численность птиц, которые держаться на колониях. На мой взгляд очень много, но в тундру она не идёт, по-прежнему в каньонах сидит.

Самолёт может лететь над равнинной поверхностью на высоте 30, даже 20 и 10 метров. Где горы, там повыше — метров 100. Очень серьезно влияет ветер. Вчера, когда возвращались с облёта, начал падать туман, но успели до него.

— Лежбище обнаружили моржей. Их там под 200. Белух сегодня видели, штук 50. Ситуацию с совами посмотрели, что они не гнездятся, песца нет практически. И не видели ни одного оленя. В Варнеке на бумаге у них чуть ли не тысяча. Но они же не маленькие, мы бы их увидели. Может, конечно, они ушли зимой по льду на Югорский и ходят где-нибудь в Большеземельской (тундре).

— А сколько сделали снимков?

— Не считала, много!

Самолёт на судно оказалось грузить опасно — волнение, слишком сильно било о борт. Поэтому решили так: гидроплан своим ходом летит в Варнек. Для него это полчаса, а «Молчанов» туда придёт. Ориентировочно часам к двенадцати ночи. Тем более, что из Варнека надо забирать оставшихся там участников экспедиции. Бухта Варнека закрытая, и там должно быть спокойнее.

— Мы сейчас пойдем вдоль восточного побережья Вайгача, Карским морем, — Константин Зайков махнул рукой в сторону иллюминатора, — посмотрите, вода такого, немного желтоватого оттенка. Здесь довольно мелко. И глубины в целом небольшие. Потому сюда и стремятся те же нефтяники. Только здесь другая проблема — на дне находится ледяная корка.

Сегодня у нас прошёл творческий вечер, или Russian culture party. Павел Колодкин и Ирина Покровская читали стихи, Мария Новатасари пела, официальная часть завершилась показом фильма «Клёвые парни из Бухты Тихой».

Фотоотчет

Возврат к списку