Единая информационная служба
+7 (8182) 21-61-00

Дневники экспедиции 2016

Дневники рейса ежедневно ведет Ирина Скалина, заместитель директора по экологическому просвещению и туризму Национального парка «Русская Арктика».

20 июня. День четырнадцатый
20 июня. День четырнадцатый

Самый внимательный читатель на «Молчанове» — Денис Авдеев. Вчерашний дневник у меня был датирован 19 июЛя. Да, во времени я уже потерялась. Какой сегодня день недели — сказать смогу только после долгих вычислений.

Отчёт и качка

Слабая качка: судостроители

Средняя скорость «Профессора Молчанова» — 10 узлов. Сегодня мы разогнались до 11 с половиной. Нам помогает попутный ветер. Не сказать, что волна очень большая, но качает нас основательно. На палубу выходить запрещено.

Первая отчётная сессия стала испытанием. Это настоящий аттракцион: доложить о результатах работы, ответить на вопросы, поучаствовать в дискуссии и при этом удержаться на ногах.

Качка нарастала постепенно. Артём Бражников и Валерий Заболотских — это судостроительный блок — рассказывали, как они исследовали особенности эксплуатации судовой энергетической установки.

Судно в сутки расходует 5 с половиной тонн топлива — это 64 грамма в секунду. А топлива у него хватает на 65 суток автономного плавания. Для меня это звучит поразительно. Кажется, что корабль такой маленький. Но это только с виду. Хотя всё равно маленький. В прошлом году он стоял у причала морского вокзала рядом с «Крузенштерном» — четырехмачтовым парусником — и казался почти игрушечным.

Валерий и Артём замеряли уровень вибрации и уровень шума в машинном отделении. Машинное отделение — никуда не деться — самое шумное помещение на любом судне. Шумит там примерно на 70 Дб. Это как выстрел из ружья 12-го калибра, только постоянный.

Судостроители ещё будут замерять уровень шума вибрации в других помещениях судна: в каюте, в ресторане, на мостике и сравнивать с санитарными нормами. По-моему, на «Молчанове» очень тихо. Сегодня только шумели мои флаконы и баночки, вываливаясь мне на голову из шкафчика. И чашка упала, пока я медвежью лапу фотографировала. Побегала сначала по столу, выбрала край и спрыгнула. Но об этом дальше.

Экран, на который проецировались презентации, стал раскачиваться.

Качка чуть сильнее: культурные ландшафты

Блок культурных ландшафтов рассказал о трёх объектах из пяти обследованных. То есть о пяти точках: Белый Нос, мыс Удельный (там, где на Вайгаче были шахты) и губа Долгая (север Вайгача).

Те строения, до которых можно было добраться, сфотографированы, измерены и описаны. Здесь много нюансов: все эти точки такие, что туда исследователи добираются редко. И времени у них часто немного. Отсюда и несоответствие описаний и карт действительности — например, в губе Долгой долго искали кладбище, ориентируясь по одному из описаний. Нашли, но оно оказалось совсем не в том месте, где было отмечено... Конечно, это скорее досадное исключение. Важно посмотреть на объекты в динамике. Скажем, 30 лет назад в губе Долгой здание школы упоминалось как строение со стенами, окнами и крышей. Сейчас от него осталось 3 венца брёвен. Что-то не изменилось: от жилого дома как в 1986 году оставалось 6 груд кирпичей (по числу печек), так и осталось.

Обследование заброшенных строений на арктических островах — это одно из самых опасных занятий. Как вы понимаете, не потому, что кирпич на голову может свалиться, а потому, что там кое-кто может обитать.

Практически все объекты, о которых шла речь, находятся в неудовлетворительном состоянии, и как их сохранить — это вопрос. И разрушают уже не люди — природа: что-то зарастает, что-то уходит в заболоченную почву, что-то просто рассыпается под действием ветра, осадков и перепадов температур. Не так уж их и много, этих объектов — свидетелей событий в Арктике, каждое из которых требовало невероятных затрат во всех смыслах. Памятники — они пока остались, но официального статуса у них нет.

Предметы начинают двигаться

Метеорология, гидрология, океанология

Когда Павел Колодкин начал рассказывать о погоде в точках высадок, у меня поехал по столу фотоаппарат. Я его успела подхватить и задумалась, что же происходит в каюте. Что у меня на столе? Чашка не с краю, футляр от очков упадёт — не страшно. Остаюсь слушать.

Мы и так понимали, что с погодой нам везло, ещё и, чем дальше мы шли на север, тем она становилась лучше. Лучше-хуже — понятия не научные, но тем не менее: на Белом Носу воздух прогрелся до 5.1 градуса, ветер был 4.4 метра в секунду, в Русской Гавани ветер стал тише — 1.9 метров в секунду, температура выше + 8.9 градуса. А где Белый Нос, и где Русская Гавань. Холоднее всего пока было в районе Бугрино 1.2 градуса. Хорошо, что с плюсом.

Алексей Сазонов объяснял, как меряют расход воды в водотоках (фотоаппарат на столе не шевелился). Расход воды — это количество воды, протекающее через поперечное сечение русла реки за единицу времени. Измеряли двумя способами — поплавком и методом ионного паводка. В последнем случае берут какое-то вещество, например, поваренную соль, запускают его раствор по течению и определяют, насколько снижается концентрация.

А так в рамках гидрологического исследования отбирались пробы воды и снега на химический состав, измерялись температура и минерализация.

Ну, а океанологи работали в море. В той же бухте Варнека они сделали замеры в 27 точках. В каждой бухте, где мы были, они исследовали степень прогрева воды и распреснение. Здесь большое значение имеет, открытая исследуемая бухта или закрытая. Угадайте, где вода быстрее прогревается? Это я предвкушаю викторину.

Климатические изменения

Климатический блок — самый многочисленный. Так вдевятером и докладывали. Это еще и самый «иностранный» блок: Андрэ из Бразилии объяснял, как и почему тундра чувствительна даже к небольшим климатическим изменениям, Джулия из Германии — о природных процессах, которые возникают в результате потепления, а Мария из Индонезии — об антропогенном влиянии.

Мария Новитасари, когда по окончании школы подавала заявку на бесплатное обучение за границей, и не предполагала, что попадёт в Арктику. По правилам, город и университет, где она будет учиться, выбирали за неё. Марии достался Архангельск. Сейчас она уже закончила второй курс САФУ по специальности «Экология и природопользование». А Арктика ей очень понравилась еще до рейса. Она очень стремилась в высокие широты и они не обманули её ожиданий. Интересно, кто-нибудь из Джакарты раньше был на Новой Земле.

Эта группа получилась еще и самая, можно сказать, учебная: многие методы исследований её участникам пришлось осваивать прямо в поле.

И опять о хорошо и плохо: мхи и лишайники на камнях — они разрушают или защищают эти самые камни? Кто может нанести больших вред островной растительности: люди на квадроциклах или стаи гусей? Может, такие вопросы не слишком корректны, но всё же...

Закрепить вещи

О насекомых и птицах

Чашка в каюте все-таки упала. Вместе с ней косметичка, футляр (конечно же), две ручки, яблоко, жидкость для линз и сами линзы в контейнере.

За два блока ответ держал Александр Анисимов. Сначала студент САФУ рассказал о том, как выживают насекомые в экстремальных условиях Арктики. Весьма неплохо, как оказалось. Затем о птицах.

На мысе Желания впервые в истории были проведены энтомологические сборы весной. Строго говоря, на Новой Земле сейчас пока не лето. И было что собирать. Большая часть насекомых ещё не вылетела, но по берегам водоёмов они уже активно готовятся к лету. И их немало.

В начале рейса Андрей Пржиборо показывал, какое оборудование используется в его работе. Помните жёлтые тарелки? Вот они не сработали. Их ставили максимум часа на 4, а в идеале нужно на день-два. Да и мало кто пока летает. Хотя сам по себе метод эффективный. Да, тарелка ставится не пустая, а в неё наливается раствор с шампунем. С просто воды насекомые могут взлететь, а из воды с шампунем из-за уменьшения поверхностного натяжения им не выбраться. Жёлтые тарелки могут быть не только жёлтыми, но белыми или оранжевыми — цвета цветов.

Птиц рассматривалось на обследованной территории (и акватории) 32 вида. Что в арктических пустынях, что в субарктических тундрах много пуночки. «Везде шпоночки!» — сказал бы, наверно, Игорь Филин.

По морским учётам лидирует кайра. По их итогам нарисовали график, на котором чётко выделяется 4 пика. То есть 4 раза кайры прямо кишели вокруг «Молчанова». Скорее всего, это связано с местами гнездований — нужно будет смотреть по карте.

Мне фраза понравилась: Хорошие результаты показала моевка! Ага, в олимпийскую сборную берём. Вот моевки летали вокруг более организованно, без пиков. По ним график получился сглаженный.

Танцы чашек и удержаться на ногах

Геология. Международное сотрудничество

Во время доклада геологов я отвлекалась на отлов предметов на столе. Остальные тоже ловили. В основном чашки. С чаем. Ни одна чашка не пострадала!

Для палеомагнитных исследований было собрано более 80 образцов в 8 точках. Где-то вручную — молотком, где-то, несмотря на его капризы, с помощью бура. Если про кембрий уже доказано, что Новая Земля в то время располагалась в тропиках — породы формировались в низких широтах, то про 350-400 миллионов лет назад чётких данных нет.

Меня, помню, в детстве поразил факт, что континенты двигаются, перемещаются, плавают и когда-то они были совсем не там, где сейчас. В библиотеку ходила за книжками, чтобы побольше об этом узнать.

Денис Авдеев успел поработать по крайней мере в трёх группах. Он и по климатическим изменениям докладывал, и по геологическому блоку, и .. . по международному сотрудничеству.

Каюсь, я снимала на видео, как докладчики — Денис и Анник — пытались удержаться на ногах. Анник как-то очень удачно попала в резонанс с качкой, что у Дениса не получилось. Наверно, из-за роста. Про пункты Киркинесской декларации 1993 года рассказывали уже сидя. Проектор и колонки, чтобы не убежали, приходилось держать.

Сертификаты о достижении самой северной точки маршрута вручали весело и быстро. Важно было качнуться в правильном направлении.

Лапа

Ирина Покровская сегодня рассказывала про белых медведей. И всех жутко напугала. Нет, не рассказом, а медвежьей лапой, которую она нашла в Русской Гавани, прямо за посёлком. Лапа гигантская. Мягкая, пушистая и неотвратимая.

Ирина сказала, что передаст свою находку национальному парку «Русская Арктика». Главное её довезти.

Рыбаки, Жмуркоманда, Всегда, Медвежий угол, Кадры

В заголовке — названия команд-участниц вечерней викторины. Я со своим блокнотом пристроилась в дальнем углу и приготовилась описывать происходящее, а совсем и не участвовать. Мне сказали, что здесь команда, и я в ней. Раз в углу, наша четвёрка и назвалась Медвежий угол. Кстати, состав оказался оптимальным: орнитолог, энтомолог, геолог и абориген (раз уж я из Архангельска).

Викториной пугали долго, вопросы контролировал лично руководитель экспедиции. Неудивительно, что большинство из них оказались связаны с историей.

Как думаете, кто такая Пустынная нищенка? Один матрос? Освобожденные? Это названия фильмов-перевертыши. Наша команда угадала 7 и 10. Ну, не знаем мы шведский кинематограф. Норвежский, очень резонансный, кстати, сериал «Оккупированные» я смотрела — брат «подсадил», но не вспомнила.

И, да простит меня Николай Данилов, но часть вопросов я выдам, так и быть, без ответов:

  • Он плыл в Индию, а открыл Арктику.
  • Женское имя — название сока и корабля, который обстреливал Соловецкий монастырь.
  • Земля, в существование которой верили (это мы всё про Арктику).
  • Страна с ледяной диадемой на голове и огненным сердцем.
  • Город — Новохолмогоры, он же Сталинопорт (меня последнее смутило название).
  • Полярная звезда, но не на небе (а вот мой ответ организаторы не предусмотрели: Stella Polare — экспедиционное судно герцога Абруццкого).
  • Какой северный народ не смогла покорить Российская империя. У них же существовало боевое искусство, которое было признано очень даже эффективным.

Кто больше наберёт баллов, тот и победил. Вот наш Медвежий угол и выиграл!

И опять о качке

У Дмитрия Ковалёва прогнозы всегда сбываются. Вот он сказал, что к девяти вечера качать перестанет. И перестало.

Фотоотчет

Возврат к списку