Единая информационная служба
+7 (8182) 21-61-00

Дневники экспедиции 2016

Дневники рейса ежедневно ведет Ирина Скалина, заместитель директора по экологическому просвещению и туризму Национального парка «Русская Арктика».

24 июня. День восемнадцатый
24 июня. День восемнадцатый

Как же сегодня ночью качало! Баллов на 9. Хотя было всего 5, но, думаю, отдельные, особо зловредные волны, разгонялись и побольше. Даже до мостика дохлёстывало. Подхватило нас штормом через полтора часа после Колгуева и не отпускало. Особенно эффектно было, когда огибали Канин Нос — это около двух часов ночи. Я лежала, вцепившись в подушку, и считала, что это поможет мне не свалиться с койки. Хорошо, у меня нет морской болезни, но спать всё равно получалось плохо.

Фотосессия

Первую половину дня экспедиция отходила от последствий шторма. Море успокаивалось небыстро: сначала появилось солнце, потом волны стали постепенно уменьшаться и уменьшились практически до гладкого моря. Дальше я помню, что всех загоняла то в тень, то на солнце, перегоняла с бака на корму в поисках отсутствия ветра и присутствия хорошего света.

Сегодня экспедиция фотографировалась блоками — кто с кем работал (поэтому не удивляйтесь присутствию некоторых участников в нескольких группах) — и индивидуально. Фотографии будут размещены на сайте САФУ.

Когда я перекидывала снимки с фотоаппарата на ноутбук, кто-то из них закапризничал и перебросил не все снимки. Пять человек пришлось перефотографировать. У них будет два набора снимков — при втором копировании техника сменила гнев на милость.

Хочу сказать, что все модели отработали отлично, хотя некоторые плакали — я заставляла их смотреть на море, из которого хитро подмигивало солнце.

Морошечный остров

Примерно в 11 вечера мы подошли к Сосновцу — острову у Терского берега Белого моря. Сосновец относится к Архангельской области, а деревня Сосновка на материке — это уже область Мурманская. Для общей фотографии на берегу уже было поздно. Солнце, конечно, сейчас не садится, но здесь висит уже «низенько-низенько».

По мнению некоторых участников экспедиции, это самый красивый остров. По сравнению с теми, на которых мы были, он резко отличается. На Сосновце есть трава! И комары! (Они какие-то не очень расторопные — атаковать начали, когда мы с острова уже уходили. В смысле шли к лодкам. Один комар сел на ремешок фотоаппарата и крепко задумался — такого зверя он ещё не видел).

И море морошки. Я хочу оказаться здесь в июле. Можно лечь на пригорочек и только руку протягивать. Чтобы так, да чтобы столько — никогда не видела. А я-то прошлым летом ради каких-то дохлых трёх литров целый день мокла под дождём, ползая по болоту. А здесь даже под ногами почти не хлюпает. Остров каменный, и камень, он почти у самой поверхности. Валуны хорошо заметны, если смотреть с высоты. Только покрыты морошечным ковром.

Камень на Сосновце когда-то добывали и увозили в Питер. На острове был монастырь, потом воинская часть. Полуразвалившиеся строения — это то, что от неё осталось. Функционируют на острове метеостанция и маяк.

По «газонам» на Сосновце ходить не принято. Весь островок покрыт сетью, по другому не скажешь, деревянных мостков. Даже есть круглый мостик. Мосточки кое-где суживаются до одной доски, но тем не менее присутствуют. Чтобы морошечные плантации не топтать.

По пути у нас сначала была метеостанция. Я от основной группы отстала — никак не могла оторваться от цветущего морошечьего великолепия, да на закате, да на фоне моря... Но отстала не одна — гидрологи шли с такой же скоростью, как и я, и делали какие-то замеры. Миша и Вова очень приглянулись местным псам. Когда лохматые собаченции рванули нам навстречу, но, заметьте, по мосточкам, я замерла и стала снимать, как они приближаются. Меня они не сочли достойной внимания, а заинтересовались, что же там такое делают представители гидрологического блока. Так их и сопровождали.

Маяк

Маяк на Сосновце старый, ещё начала прошлого века. Смотритель Дима сказал, что маяк перестраивался и достраивался: «голова» старого маяка до сих пор лежит у подножия нынешнего. Дима, несмотря на очень поздний час, любезно согласился показать маяк.

— Возьму наверх двоих.

Как снимающих, делегировали меня и Сашу Токарева.

— 120 ступенек, — предупредил Дима, открывая дверь. — Буду светить фонариком. Осторожно идите.

Я жутко не люблю винтовые лестницы, и теперь я знаю, как с ними бороться: нужно освещать только три ступеньки перед собой. Вниз ничего не видно, в стороны тоже. Результат — никакого страха. Мы стали подниматься довольно шустро, и мой нетренированный организм вскоре решил забастовать. Когда я уже всё, открыла рот, чтобы попросить передышку, мы пришли. До самого верха, правда, было ещё несколько ступенек, но уже по другой лесенке.

— Ну вот, мы на месте! — Дима показал на лампу, закутанную белой тканью. — А маяк законсервирован до 6 августа. Сейчас не светит.

С высоты остров казался совсем маленьким. На солнце, море и дома смотреть было не страшно, а вот сквозь прутья ограждения вниз — уже жутковато. Наша группа потихоньку уходила в сторону солнца, которое делало вид, что собирается скрыться из виду.

Таких красивых закатов, да ещё с такой точки, да, я ещё не снимала. Дима нас не торопил, что-то рассказывал про маяк, про остров и говорил, что нет, ничего страшного, что мы так поздно сюда пришли, всё-таки, новые люди...

Маяк, если встать спиной к закату, получался ровно посередине острова... Я успела отойти настолько, чтобы в кадр попали оба берега. Дальше надо было возвращаться. Ещё парочка цветков морошки, и эти, и эти... Эх, жаль, не доехать сюда за ягодами. Да, красивый остров.

Закат плавно переходил в восход, и в четвёртом часу мы отошли от Сосновца и взяли курс к Зимней Золотице.

Фотоотчет

Возврат к списку