Андрей Волков: Хочу, чтобы САФУ стал ведущим игроком в Арктике

Андрей Волков: Хочу, чтобы САФУ стал ведущим игроком в Арктике
01.03.2012
Андрей Волков: Хочу, чтобы САФУ стал ведущим игроком в Арктике

Андрей Волков — ректор Московской школы управления СКОЛКОВО. На сегодняшний день бизнес-школа — один из признанных лидеров в области образования. О СКОЛКОВО и о сотрудничестве школы с САФУ наш разговор с Андреем Евгеньевичем.

— Школа СКОЛКОВО создана с нуля и достигла сейчас определенных успехов, в чем секрет?

— Спасибо, очень приятно! Но для учебного заведения нужен лаг времени примерно 20 лет, чтобы быть в полном смысле успешным. Успех для школы СКОЛКОВО  — это, в первую очередь, международное признание, то есть наше учебное заведение будет опознаваться в глобальном масштабе среди элиты школ бизнес управления, и я буду считать это успехом. Есть ли в этом какой секрет? Нет, никаких секретов здесь нет! Нужно правильно определить базовые принципы и маниакально им следовать. Почему я говорю маниакально — потому что очень много соблазнов, обстоятельств и ограничений. Если можно говорить о каком-то успехе СКОЛКОВО, то он обусловлен именно этим.

— Какие цели должен ставить САФУ, чтобы достичь мирового признания? 

— Я бы сказал амбициозные! Очень важно поставить именно амбициозные цели! Звучит как ничего особенного, но это очень трудно психологически. Всегда можно сказать: ну вот видите, у нас Север, у нас недостаточно ресурсов, мало студентов, не хватает профессорско-преподавательского состава, с наукой у нас не так хорошо как в других учебных заведениях — слишком много извиняющих обстоятельств. Тем не менее при всем этом, если будут поставлены амбициозные цели, и дальше пойдет их последовательное достижение, никаких преград для осуществления не будет. Более того, я считаю, что у вас уникальная историческая ситуация. Дело в том, что очень редко университетам позволено сделать перезагрузку, и то, что в 2005 году началась структурная реформа, и то, что — О, чудо! — Архангельску было дозволено войти в пул федеральных университетов — это большой шанс. Но при этом очень легко проиграть. Никаких гарантий успеха нет, но, как я уже сказал ранее, все будет зависеть от того, будут ли поставлены амбициозные цели в области образования, в области инновационной деятельности, в области исследований науки, в области человеческого капитала, в области программ развития и будут ли удержаны эти цели. 

— В чем заключается новая образовательная модель, применяемая в СКОЛКОВО?

— Эта модель основана на встрече с реальностью. Обычно мы говорим: давайте сначала обучимся, а потом у нас начнется настоящая жизнь — работа, карьера и все остальное. Нет! Нужно прямо в образовательном процессе так имитировать жизнь, чтобы она была больше чем жизнь, то есть концентрированнее, острее, быстрее. Только тогда человек, пробуя жизнь, интеллектуальную, профессиональную деятельность, сможет точнее учесть, на что он способен, а на что нет, и что он должен делать, где ему нужно дополнить знания. Из чего можно сделать вывод: каких знаний хватает, а каких нет. Особенно в области управления! Это же не математика, здесь очень сложно отмерить: что ты знаешь, что не знаешь, что ты должен знать, что нет. Только делая реальные вещи, мы называем их проектами, если мы говорим на английском языке — project best education, tip best education — можно достичь успехов. В образовании, основанном на командной работе и проектах, нет ничего принципиально нового, этому типу подхода лет пятьдесят, но в реальности он мало где практикуется, так как он тяжелый в интеллектуальном и ресурсном смысле. СКОЛКОВО пошло таким путем, реализуя, бытовым языком, встречу с реальностью. В этом особенность подхода СКОЛКОВО. 

— Подобная модель может подходить другим формам образовательных учреждений? 

— Конечно должна, конечно надо работать на самых передовых моделях. А не говорить, что у них там в СКОЛКОВО большие ресурсы, они могут себе позволить такую роскошь. Надо брать самое передовое, самое амбициозное и пытаться его применить к себе, поэтому я уверен, что это применимо и к федеральному университету, и к исследовательскому университету, и к средней школе, и к обычному техникуму, я здесь не утрирую. Сразу резко идет ускорение образовательного процесса. 

— Словом «инновации» сейчас пронизано почти все, оно вызывает некоторое раздражение у обывателей, могли бы вы объяснить, что такое инновации? 

— Просто! Вот раньше брали наперсток, иголку и шили, потом взяли машинку «Зингер», и ускорение процесса у вас составило 1000 процентов при пошиве платья. Вот эта машинка «Зингер» и была инновацией в шитье. Под инновацией я понимаю то, что изменяет нашу деятельность, ускоряет ее эффективность по достижению результата примерно в 100 или 1000 раз. А то, что, к примеру, был утюг такой, а стал другой, это не инновация, а модернизация — улучшение, технический апгрейд. Инновация, это то, что революционно меняет жизнь! Сотовая связь была сильной инновацией или изобретение компьютера, цифровизация нашей жизни — это тоже сильная инновация. Но это большая редкость. А то, что слово сейчас испорчено — это правда. Что касается инноваций в образовательном процессе… Я считаю, что всего было три инновации за последнюю тысячу лет в образовании. Это идея университета, когда появились бродячие корпорации студентов и преподавателей, и эти корпорации бродили по северным берегам Италии и югу Франции, так появились университеты тысячу лет назад. Это была инновация, потому что кроме воинов, крестьян появился особый тип людей, которые занимаются интеллектуальным занятием. Вторая инновация была, когда Ян Каменский придумал классно-урочную систему, это было всего лишь 300 лет назад. Я думаю, что следующей инновацией стала идея политехнической школы и политехнического университета. Сейчас мы стоим на пороге четвертой инновации, такой парадигмальной смены. Я думаю, что СКОЛКОВО можно воспринимать такой лабораторией, в которой идет поиск новой образовательной парадигмы.

— Вы отказались от госфинансирования, почему это произошло?

— Школа создавалась, с одной стороны, как проект, афилированный с государством, и председатель нашего наблюдательного совета — президент страны, а с другой стороны, она принципиально создавалась как частный проект, на частные деньги, в проекте нет ни рубля госденег. Когда в бюджете была заложена строчка на школу СКОЛКОВО, наши учредители, я им за это очень благодарен, сказали: нет, мы не возьмем денег, будем делать на частные средства. Очень важно, что мы дистанцированны. Мы независимы и можем говорить то, что думаем, а это большая роскошь! Не в смысле нести всякую ахинею, а говорить откровенно, без оглядки на то, что подумает старший товарищ. И это очень важное институциональное качество для учебного заведения.

— Вы активно сотрудничаете с САФУ. Основные задачи, которые исследуются в проекте взаимодействия СКОЛКОВО и САФУ? 

— Мы стараемся подтолкнуть к тому, чтобы университет набрался храбрости и смелости и примерил на себя этот костюмчик субъекта регионального развития. При этом и с образованием станет лучше, и с исследованиями, и с материальной базой автоматически.

— Пятьдесят молодых руководителей университета проходят обучение в СКОЛКОВО, что должно измениться?

— Они должны сменить представление о том, что такое университет. Но не теоретически, что он может пересказать и сдать экзамен, а представление, которое войдет в плоть и ткань этого человека. Он теперь знает, что такое правильный университет, что такое современное образование. Он может четко об этом говорить, более того, он будет действовать именно так. Тем самым определяя в Архангельске образовательную политику, академическую политику, инфраструктурную, технологическую. То есть все, что положено иметь современному интеллектуальному хозяйству. Я рассчитываю на очень практичный выход, на людей такого класса.

— Сейчас эти пятьдесят человек готовят проекты, ожидается ли их реализация? 

— Конечно. Поэтому это не имитационные проекты, а реальная стратегическая повестка, например, реальное позиционирование университета. Группа поймет, что это за университет, его миссию. Ответ: он занимается образованием — никуда не годится, потому что и ПТУ занимается образованием. Ответ: мы выпускаем специалистов для лесопромышленного комплекса — тоже не годится. Поэтому нужно определить свое лицо. Как минимум в образовательном пространстве России. А предпочтительнее в глобальном, среди северных университетов. Мне очень хочется, чтобы этот университет стал ведущим игроком в арктической политике России. Это очень сложная и амбициозная задача. Все эти задачи стоят на повестке так называемой сколковской группы.


Андрей Евгеньевич Волков
  • Родился в 1960 году в Архангельске.
  • В 1984 году окончил МИФИ. В 1984–1991 годах работал научным сотрудником НИИ атомных реакторов в Димитровграде. 
  • В 1991–2002 годах — заведующий кафедрой, декан факультета «Информационные системы в экономике» и ректор Тольяттинской академии управления. 
  • В 2002–2005 годах работал проректором в Академии народного хозяйства при правительстве России, где был директором программ подготовки высшего управленческого состава.
  • С 2005 года — советник министра образования и науки России. 
  • С 2006 года — ректор бизнес-школы СКОЛКОВО.
  • Доктор технических наук (2002 год). 
  • Награжден орденом Дружбы народов и медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» I степени.

Возврат к списку