Единая информационная служба
+7 (8182) 21-61-00

Константин Лобанов: «Потребность в освоении ресурсов двигала геологию с начала расширения московского государства»

Константин Лобанов: «Потребность в освоении ресурсов двигала геологию с начала расширения московского государства»
10.08.2018
Константин Лобанов: «Потребность в освоении ресурсов двигала геологию с начала расширения московского государства»

Доктор геолого-минералогических наук, директор Института геологии рудных месторождений, петрографии, минералогии и геохимии РАН (ИГЕМ РАН), Президент Ломоносовского фонда Константин Лобанов встретился с ректором САФУ Еленой Кудряшовой перед предстоящими значимыми мероприятиями, в которых он примет участие, — Ломоносовским форумом и форумом «Арктика — территория диалога». После их встречи мы задали Константину Валентиновичу вопросы о его работе и важности геологии для науки и процветания государства.

Константин Валентинович, что вас заставило прийти в геологию и остаться в ней на всю жизнь?

Здесь на Севере я с 1974 года занимался изучением месторождений слюды в Карелии, потом медно-никелевых месторождений на Кольском полуострове. А главным объектом была, конечно. Кольская сверхглубокая скважина. Что заставило остаться в геологии? Интерес. Во-первых, экспедиции. Это же романтика! А потом это еще и кропотливый ежедневный труд, из которого складываются настоящие открытия.

А что нужно студенту, чтобы не разочароваться в кропотливой работе?

Нужно хотеть знать и узнавать. Нас учил еще тот контингент профессоров, который обладал колоссальными знаниями. Слушать их лекции — заслушаешься. Сейчас уровень подготовки студентов гораздо хуже. К нам приходят молодые ученые, которых надо учить.

А чего этим самым молодым ученым не хватает?

Фундаментальных знаний! Если покажешь ему породу, он ее не назовет, но назовешь — найдет все в интернете. А есть такой кропотливый труд — описание скважин, описание керна. Оно требует вдумчивой работы. Иногда описание керна приносит удивительные открытия. Так было с Кольской сверхглубокой. На определенной глубине приборы показывали аномалию в породе, а в полученной пробе ее не оказалось. Что это? В этом нужно разбираться. Такие задачи и рождают интерес к познанию непознанного, поиск ответов на вопросы, которые никто, кроме тебя не сможет получить. И иногда такие открытия заставляют изменить представления о фундаментальной геологии, представляете?

В САФУ есть музей имени академика Николая Павловича Лаверова, а геологического факультета нет. Очень важно, чтобы в САФУ организовали хотя бы геологическую кафедру, потому что ни один вуз не готовит геологов для Арктики. В условиях Арктической зоны ведется специфическая разработка, специфические формы разведки и работы с материалом и главное, геологи должны быть подготовлены для работы в суровых условиях.

Тут еще есть уникальное месторождение золота — Неменьга, я говорил об этом с губернатором и с ректором. Это древняя россыпь, докембрийская, и золото там находится в конгломератах. Это единственное месторождение такого типа в России. Это потенциальная полоса длиной 60 километров. Важно, чтобы мы узнали условия формирования россыпи такого типа для отработки залежей на разных глубинах. Их нужно детально изучить, потому что другое месторождение такого типа находится только в ЮАР. Представители ИГЕМ РАН приехали разговаривать с местными со специалистами, которые Неменьгу изучали. Мы хотим доизучить эти руды, потому что нигде больше в России этого нет. Второе — это архангельские алмазные месторождения. Потенциал этих месторождений исследуют ученые нашего института, выявляя те виды алмазов, которые обладают наибольшим потенциалом для ювелирной промышленности. Архангельская область — поле для исследований огромное есть очень много вещей, которые не изучались.

А как бы вы ответили на вопрос, зачем нужны геологи?

Иван III организовал первую геологическую экспедицию в 1491 году для поиска меди для развития промышленности. В этой экспедиции было всего два рудознатца из Европы — Иван и Виктор, у нас не было подготовки таких специалистов. На территории Коми эта экспедиция нашла старые чудские медные копи, и с этого началось рудное дело в России. Когда осваивали Урал, специалистов тоже завозили из-за рубежа. А руды нужны для промышленности, для экономики! Осознав государственную необходимость этой специальности, в России начали обучать рудознатцев. То есть геологи нужны затем, чтобы развивать промышленность, обеспечивать ее сырьем. У нас крупнейшие месторождения железа, золота. Геологическое образование нужно, чтобы знать, как искать и знать, как работать с отработанной породой, как ее использовать. Сейчас возникает необходимость в тех элементах, которые раньше не использовались — это связано с развитием компьютерной промышленности. И это тоже перспективы отрасли. Поддержка экономики — тоже задача геологов. Мы очень богатая, ужасно богатая страна, поэтому на нас все облизываются. Потребность в освоении ресурсов двигала геологию с начала расширения московского государства.

Вы преемник Николая Павловича Лаверова и на посту директора ИГЕМ РАН и на посту Президента Ломоносовского фонда. Николай Павлович обращал немалое внимание на Север. Как вы продолжаете его линию?

Сейчас мы возвращаемся к тому, что нужно обратить внимание на те виды полезных ископаемых, которые есть в Архангельской области. Мы изучаем все довольно крупные месторождения, ту же Печенгу, четвертую в мире по запасам, Норильск. Месторождения золота на севере еще не все открыты, надо просто готовить специалистов и искать. Еще нужно думать над вопросом разработки месторождений на дне океана, как завещал Лаверов. Тут потенциал очень большой, причем мы рассчитываем продлить границы шельфа на миллион квадратных километров. В нашем институте геологии рудных месторождений также работает проект «Стратегические месторождения металлов Арктической зоны РФ», на которую мы выиграли грант РФФИ.

Как президент Ломоносовского фонда, как вы определяете главные задачи, стоящие перед фондом?

Ломоносовский фонд координирует научно-популярное направление, диапазон его деятельности велик. Как президент самым главным направлением работы фонда я вижу популяризацию знания о наследстве Михаила Васильевича Ломоносова и Николая Павловича Лаверова. Это еще и популяризация знаний о стране, ее природе, о ее достижениях. На Ломоносовских чтениях, которые пройдут 19 ноября, мы пригласим выдающихся ученых. Они расскажут о достижениях науки на современном уровне, это очень важно доносить до общественности.

Возврат к списку