Победитель конкурса «Умник» Владислав Никитин: наука должна служить людям, а не войне

19.05.2021 13:43:00
news
Победитель конкурса «Умник» Владислав Никитин: наука должна служить людям, а не войне
Автор: Юрий Рюмин

Студент 3 курса Технологического колледжа императора Петра I Владислав Никитин в этом году стал победителем по грантовой программе «УМНИК» и финалистом конкурса научно-исследовательских работ САФУ. Владислав занимается разработкой биотехнологического протеза, который помог бы людям, лишившимся конечностей, вести полноценную жизнь. Молодой исследователь рассказал нам о своем увлечении физикой, о том, как у него получается совмещать разработку сразу нескольких научных проектов, о своих мыслях про Илона Маска, современное общество и развитие науки.

Владислав, расскажите, почему Вы решили пойти учиться именно в колледж, а не в университет?

— После 9 класса у меня был выбор: идти учиться в 10 класс, после чего поступать в университет, либо после 9 класса идти в колледж. Тогда меня очень интересовали информационные технологии, и я решил, что учеба в колледже по данному направлению для меня будет оптимальным вариантом.

То есть, хотелось сразу после школы изучать информационные технологии на более высоком уровне?

— Да, на тот момент было именно так

Когда Вы поступили, что понравилось в колледже?

— Первый курс ушел на адаптацию к коллективу, к преподавателям. Колледж очень заинтересовал разнообразными видами деятельности: я узнал о волонтерском движении, о студенческом совете. Когда я начал работать над индивидуальным научным проектом, я узнал про Студенческое научное общество. Хочу подчеркнуть, что в колледже очень высокий уровень преподавания. Например, Тюрина Марина Александровна прекрасно преподает математику. Можно сказать, что благодаря ей я начал понимать этот предмет. И в целом, в колледже есть все возможности для гармоничного развития личности.

Что послужило стимулом, благодаря которому Вы стали заниматься научной деятельностью?

— Это была, во-первых, работа над индивидуальным научным проектом. Она заставила меня задуматься о том, что наука должна помогать людям, иметь прикладное применение. И вместе с тем, наука должна совершенствовать мир, способствовать развитию общества. Ну и я понял, что наукой нужно начинать заниматься, как можно раньше, не тянуть с этим.

Расскажите об этом индивидуальном научном проекте. С чего все началось?

— Это был проект по созданию управляемого манипулятора, с целью определения кинематики его движения. И тогда я задумался, какое прикладное применение может получить такой манипулятор? И понял, что он может быть полезен при протезировании. Этот проект стал научным заделом для получения мной гранта по конкурсу «Умник».

Хотелось бы подробней узнать о Вашем проекте биотехнологического протеза. В чем его суть?

— Сейчас я работаю над несколькими проектами, но биотехнологический протез стоит на первом месте. На данный момент я занимаюсь разработкой электронных схем, провожу анализ необходимых модулей, компонентов и оборудования для работы, проектирую его модель. Полное название моей работы: «Разработка биотехнологического протеза на основе нейрокомпьютерного интерфейса с регуляцией локтевого сустава посредством работы тактильного датчика». Моя задача в проекте заключается в разработке самого протеза и в проведение исследования по оценке влияния электрических импульсов, создаваемых головным мозгом на исполнительное устройство (протез). Грубо говоря, я работаю над тем, как связать импульсы мозга с самим протезом. Проект рассчитан на два года.

А насколько это новый и актуальный проект?

— К началу 2019 года доля инвалидов составила 8,1% от общего населения России, или 11,947 миллионов человек, около 140 тысяч не имеют верхних конечностей. В связи, с чем были выявлены наиболее перспективные направления, которые стоит развивать, а именно: новые материалы, технология интерфейса «мозг-компьютер» и целевая реиннервация /сенсорная реиннервация. В связи с этим в нашем проекте мы хотим реализовать технологию по совмещению исполнительного устройства с интерфейсом «мозг-компьютер». Целевая реиннервация уже продвигается учёными из Чикагского реабилитационного института. Предположим, у человека нет руки, но есть остаточный нерв. И хирургическим путем мы можем его перенести на другой участок мышцы тела с целевым нервом, при этом объединив остаточный и целевой нерв. Взять электроды и провести их к головному мозгу, зафиксировав электроды на участке мышцы. И импульс, создаваемый головным мозгом, будет передаваться к этой мышце. Также работу совершают датчики электромиографии, что передают сигнал исполнительному устройству. Подобными технологиями уже занимаются в мире. Я надеюсь, что смогу усовершенствовать их, привнести в что-то новое.

А что бы вы хотели в них усовершенствовать?

— Такие протезы очень дорогостоящие, и хотелось бы придумать способ, как удешевить эти технологии, чтобы они были доступны каждому.

Расскажите еще об одном Вашем научном проекте, благодаря которому Вы стали финалистом конкурса научно-исследовательских работ САФУ. Он называется «Разработка прототипа ливневого детектора для регистрации вторичных частиц лептонного каскада сцинтилляционным методом на основе системы DAQ посредством работы микроконтроллера AT mega328». Название очень сложное, не могли Вы рассказать о сути исследования?

— Начну с предыстории. Меня всегда интересовали информационные технологии, но в конце первого курса меня очень стала интересовать физика. Я начал покупать литературу, смотреть научно-популярные лекции, ходить к лекторам САФУ. Я очень увлекся, и мне захотелось написать научно-исследовательскую работу по физике. Меня привлекла такая область физики, как сверхпроводимость. Это свойство материалов, когда при достижении температуры ниже определённого значения они теряют свое сопротивление. Сверхпроводники применимы для передачи энергии без ее потерь. Обучаясь на втором курсе, я пришел к одному из своих первых научных руководителей Александру Вашуткину, он спросил меня, а в чем будет новизна научной работы по сверхпроводникам? Тогда я понял, что наука — это то новое, что ты открываешь для других, а не то, что узнаешь сам из тех или иных источников. И я понял, что вряд ли смогу провести какое-либо исследование в области сверхпроводимости, не имея специального оборудования, а лишь основываясь на теории. И в итоге я взял работу по манипулятору. Но на третьем курсе меня заинтересовала другая область физики, связанная с астрофизикой космических лучей. Я попросил Александра Сергеевича Вашуткина, чтобы он посоветовал мне научного руководителя, который занимается физикой. Так я познакомился со старшим преподавателем кафедры фундаментальной и прикладной физики САФУ Александром Сергеевичем Волковым. Он и стал моим новым научным руководителем. И у нас возникла идея сделать детектор космических лучей, или, говоря иначе, детектор вторичных частиц космических лучей. В прикладном плане с помощью подобных детекторов можно дистанционно обнаруживать турбулентность при ясном небе. Пример тому — мюонный годоскоп, разработанный Национальным исследовательским ядерным университетом «МИФИ». Сейчас мы закупаем необходимое оборудование и материалы для реализации данной работы. И то оборудование, которые мы закупаем для изготовления протеза, послужит и для разработки детектора. Кроме того, что этот проект стал финалистом конкурса научных работ САФУ, мы также написали по нему научную статью. Мы всячески популяризируем его. Когда прибор будет готов, мы займемся непосредственно изучением вторичных частиц космического излучения.

А чем интересны эти частицы и почему их важно изучать?

— По теории космические лучи рождаются в галактике от остатков сверхновых звезд. Когда эти космические лучи взаимодействуют с нашей атмосферой, они порождают вторичные частицы: электроны, позитроны, гамма-кванты, пионы. Космическое излучения является одним из источников формирования естественного радиационный фона нашей планеты, поэтому их важно изучать.

Как Вам удается сочетать такие разные исследования? С одной стороны биотехнологии, нейронные связи, с другой стороны — физика, космос?

— Самое главное, это желание заниматься этим. Не думаю, что важен какой-то талант. Желание — самое главное. Тебе должно нравиться то, чем ты занимаешься, у тебя должны гореть глаза. Для меня важна и поддержка со стороны моей семьи, со стороны преподавателей. Ну и очень важно составить четкое расписание, чтобы все успевать.

А Вы позиционируете себя как физик? Или Вы стремитесь к универсальному мышлению, как человек эпохи Возрождения?

— Вы знаете, скажу честно. Я шел со своим проектом по биотехнологическому протезу на конкурс «Умник» только для того, чтобы помочь людям. Я не хотел каких-то бизнес идей, собственной выгоды. Я понимаю, что у меня есть навыки, знания, умения, которые могут быть реально полезны для других. Плюс, это дополнительный опыт для меня. А физику я очень люблю, я регулярно ей занимаюсь. И работа над проектами в другой отрасли, на самом деле, помогает узнавать что-то новое и о физике, ведь все науки взаимосвязаны.

Как Вы видите себя через некоторое время? Например, через пять лет? Чем бы Вы хотели заниматься?

— Наверное, я буду магистрантом, который имеет больший опыт, чем студент колледжа, активно занимается научно-исследовательской деятельностью. И я бы очень хотел в дальнейшем обучаться по направлению физики космических и плазменных явлений и исследовать космические явления, заниматься физикой.

Как Вы считаете, с точки зрения материальной базы для занятия наукой в САФУ хорошие возможности?

— У студентов и исследователей САФУ много возможностей! Столько лабораторий, оборудования… Большое впечатление на меня произвел Дом физики САФУ. Там можно провести свое исследование на хорошем оборудовании, тебя никто не будет ругать, ответят на вопросы, помогут. Также есть очень много возможностей для получения различных грантов.

Многие талантливые исследователи уезжают за границу. У Вас появляются такие мысли? И как Вы считаете, возможности для занятия наукой в России хуже, чем на Западе?

— Вы знаете, я считаю, что наука — эта та вещь, которой люди должны заниматься сообща. Зачем нам разделяться? Мы живем на одной планете. Наша задача — совершенствовать ее. Вот у нас в стране очень любят покритиковать Илона Маска. А зачем это делать? Это без преувеличения гениальный инженер, предприниматель. И этот человек старается для всего человечества. Он не раз говорил, что хочет, чтобы полеты в космос стали доступны для всех. И что нам с ним делить? Я понимаю, что без конкуренции нет прогресса, но, тем не менее, я не хочу конкуренции в науке. Я хочу работать вместе, сообща с людьми со всех уголков планеты.

Но ведь во времена конкуренции сверхдержав, США и СССР, было сделано немало научных прорывов. И все же, что полезней для развития науки — кооперация или желание стран друг друга «переиграть»?

— А если такая конкуренция приведет к войне? Это что, будет научный прогресс? Нет. Я пацифист и не хочу войны. Мы должны способствовать сохранению мира, а не разрушать его. Наука должна служить людям, а не войне.


Возврат к списку