«Красная кузница»: между молотом и наковальней