Демократия — не наркотическая вседозволенность