Карьера


Институт преобразован в Высшую школу экономики, управления и права

Информация носит архивный характер

Ашавский Борис Матвеевич — профессор Дипломатической академии МИД России, старший научный сотрудник, кандидат юридических наук
Ашавский Борис Матвеевич

Ашавский Борис Матвеевич — профессор Дипломатической академии МИД России, старший научный сотрудник, кандидат юридических наук. Основные направления научных исследований: Международно-правовые проблемы многосторонней дипломатии и обеспечения экономической безопасности государств. Читал курс лекций для студентов международно-правовой специализации юридического института САФУ.

Борис Матвеевич, скажите, пожалуйста, что послужило мотивацией к выбору профессии юриста? Была ли популярна эта профессия в советское время?

Мотивацией к выбору мною профессии юриста, с одной стороны, послужила трезвая оценка своих способностей и возможностей, и с другой — интерес к истории и политике. Вначале я очень хотел стать летчиком: несбывшаяся мечта моего отца — инженера-авиаконструктора. Но не получилось: подвело зрение. Потом увлекся физикой: решал задачи, «читал» фейнмановские лекции, учился на подготовительных курсах в МИФИ. Но когда сдавал там письменную математику, в отведенное на экзамен время решал не задания, а вопрос о том, смогу ли я учиться: явно выраженной склонности к естественным наукам у меня, увы, не было. Поэтому в экзаменационном листе я написал: «Талантам нужно помогать, бездарности пробьются сами». Но интерес к физике и физикам, настоящим конечно, у меня не пропал. С удовольствием читаю о Л. Ландау, П. Капице, Э. Ферми, Э. Резерфорде и о достижениях современной физики. А интерес к истории и политике привел меня на ул. Герцена, где тогда был юридический факультет МГУ им. М. В. Ломоносова. У меня рабочего стажа тогда не было, и я поступал как школьник. А их принимали всего 30 человек: 25 человек на место. Экзамены сдал практически без подготовки, но не добрал одного балла. Со мной сдавал Женя Суханов: поступил с первого раза. Впоследствии он стал известным цивилистом и деканом юридического факультета. А я тогда устроился на работу слесарем-сборщиком на Опытный завод ВНИЭМ: специальность получил еще в школе. Год отработал, а для поступления нужно было два. И я опять пошел как школьник. Конкурс был такой же. Два экзамена (сочинение и устный по русскому языку и литературе) сдал на «отлично», а вот на истории факультетские преподаватели «срезали», так как мне попались вопросы, которые я знал гораздо лучше других. До сих пор помню: апрельские тезисы В. И. Ленина и восстание П. Болотникова. Сейчас, уже как преподаватель, могу оценить свои знания на «отлично». Дополнительных вопросов не было, и я торжествовал: поступил. Каково же было потрясение, когда мне объявили, что мне поставили «неуд». Тогда мои представления о справедливости и объективности сильно пошатнулись. Но я был молод и полон сил и надежд. Я перешел на работу по профилю избранной специальности в народный суд Калининского района города Москвы судебным исполнителем и сразу сдал вступительные экзамены на вечернее отделение (сдавал все три экзамена) и был зачислен. Один семестр работал и учился, а потом перевелся на очное отделение. Вот такая «мотивация». Что касается популярности профессии юриста в советское время, то она подтверждается высоким конкурсом при поступлении.

Какова, на Ваш взгляд, роль международного права в формировании новой России? Можно ли говорить об изоляции нашей страны в советскую эпоху от процессов формирования международно-правовых механизмов взаимодействия между государствами? Или же наша роль тогда была более весомая, нежели сейчас?

Роль международного права в формировании новой России, на мой взгляд, чрезвычайно высока. Вначале 90-х Россия была очень слаба во всех отношениях, и укрепить ее положение в мире помогало международное право. В современных условиях Россия окрепла, и от ее принципиальной международно-правовой позиции стало зависеть гораздо больше. Возьмите хотя бы Сирию.

Говорить об изоляции нашей страны в советскую эпоху от процессов формирования международно-правовых механизмов взаимодействия государств нельзя. Достаточно перечислить наиболее важные многосторонние международные конвенции, в разработке которых принимали самое активное участие советские делегации, которые возглавлялись ведущими дипломатами — специалистами в области международного права — заведующими договорно-правовым отделом МИД СССР, которым в разное время были профессора Г. И. Тункин и О. Н. Хлестов. Поэтому интересы СССР были достаточно полно учтены практически во всех этих конвенциях: по морскому праву¸ о дипломатических сношениях, о праве международных договоров, о правопреемстве государств и др.

Говорить о том, когда наша роль была более весомой не так просто, поскольку речь идет о разных государствах (СССР и России) и о неодинаковых условиях, в которых каждое из них находилось и находится: СССР — в условиях биполярного мира, а Россия — в условиях формирования многополярности. И тогда были свои сложности и сейчас, но СССР был, конечно, более мощной державой. Россия — лишь в начале пути по укреплению своего международного авторитета. Очень многое зависит от внутренних преобразований.

Нужны ли России грамотные юристы-международники, реально ли им найти работу не в столичных городах?

Грамотные юристы-международники России конечно нужны. Прежде всего, для того, чтобы передавать знания будущим поколениям. И, естественно, для формирования международно-правовой позиции России по широкому спектру внешнеполитических вопросов и для ее реализации на практике. Уверен, что будущее за юристами-международниками. В глобализирующемся мире это очевидно. А относительно работы для выпускников не в столичных городах, думаю, это и преподавание и работа в государственных органах, и в различных частных структурах. Вступление России в ВТО уже сейчас дает ощутимый толчок в этом направлении.

Как Вы оцениваете роль наших дипломатов? Эффективно ли мы защищаем наши геостратегические интересы? Чему необходимо учиться? Какая страна, по Вашему мнению, обладает одним из лучших дипломатических корпусов по уровню подготовки?

Роль наших дипломатов оцениваю адекватно. В большинстве — это профессионалы. В основном мы защищаем наши интересы. Хотя есть и проблемы. Например, те резолюции, которые были приняты с нашим участием в Совете Безопасности ООН по Ливии, причем не только сам факт, но и их содержание. Большего внимания и поиска новых решений требует защита наших интересов в Арктике. Чему необходимо учиться? С одной стороны, как это ни банально, — принципиальному подходу к международному праву, здоровому консерватизму. С другой, — инновационным, нетрадиционным подходам. Ну и, конечно, нужно больше инициатив. Реагировать — важно, но недостаточно. Сравнивать уровень подготовки дипломатов разных стран не берусь, т. к. не располагаю достаточной информацией.

Как Вам студенты юридического института САФУ? Как Вы оцениваете общий уровень их знаний? Над чем стоит поработать? Сильно ли отличаются от столичных студентов? Сильные и слабые стороны?

Студенты юридического факультета САФУ мне очень понравились. Они отличаются «включенностью» в учебный процесс, хорошей базовой, общеюридической подготовкой, интересом к преподаваемой дисциплине. Общий уровень их знаний оцениваю высоко. Поработать стоит над привлечением большего числа студентов на международно-правовую специализацию. Причем, это зависит не только от администрации, но и от студентов. От столичных студентов отличаются в лучшую сторону: в рамках группы специализации нет большого разрыва в уровне подготовки. Слабых сторон у ваших студентов не заметил. А в обеспечении учебного процесса — хорошо бы иметь больше специальных периодических изданий.

Видите ли Вы потенциал развития юридической науки на Севере России? Или лучшие головы будут и впредь покидать этот регион и переезжать в центр или за границу?

Считаю, что Ваш великий соотечественник скромно не упомянул Север России, когда говорил о прирастании могущества России Сибирью. И у юридической науки и у образования Севера, несомненно, есть большой потенциал развития. А будет ли продолжаться «утечка мозгов», многое зависит и от Вас. Ваши студенты прослушали курс «Международное экономическое право», и это может помочь им, как я уже говорил, в работе, связанной с правовым обеспечением интересов госорганов, и особенно предпринимателей в условиях вступления России в ВТО, а также для юридического консультирования инвесторов. А вашему региону это просто необходимо. Поэтому разговоры о том, что нам юристы-международники не нужны в новых условиях, совершенно бесчеловечны. Другое дело, что нужны юристы хорошие.

Неформальный вопрос: есть ли у Вас заветная мечта?

Заветная мечта, после посещения Архангельска, конечно, побывать на Соловках и в Северных морях.

Дата изменения страницы 14.03.2016