Единая информационная служба
+7 (8182) 21-61-07

Международная научная конференция «М.В.Ломоносов — великий сын России»

22.11.2011

Международная научная конференция «М.В.Ломоносов — великий сын России»

DSC01141.JPGМеждународная научная конференция «М. В. Ломоносов — великий сын России», посвященная 300-летию со дня рождения выдающегося русского ученого и просветителя, прошла 28 — 30 октября 2011 г. в Северном (Арктическом) федеральном университете имени М. В. Ломоносова (г. Архангельск).

Состав ее участников и тематика докладов были весьма разнообразны, как было разнообразно и объемно само творчество знаменитого архангельского помора, получившего мировое признание. В выступлениях, прозвучавших на пленарных и секционных заседаниях конференции, и тезисах ее заочных участников из многих регионов России, а также из Белоруссии, Исландии, Индии и Судана были даны оценки научного творчества М. В. Ломоносова, показано его современное значение. 

Проректор университета Н. И. Дундин в своем выступлении подчеркнул, что реализация целей и задач, поставленных руководством России перед недавно созданным Северным федеральным университетом имени М. В. Ломоносова, требует глубокого философского осмысления перспектив его развития в контексте идей первого русского академика. В этом плане вполне закономерно, что данную конференцию организовала кафедра философии, так как основатель Московского университета считал, что философскому факультету «неотменно должно быть» в составе классического университета. 

На необходимость нового осмысления наследия Ломоносова в современных условиях обратила внимание участников конференции в своем выступлении вице-президент общественного объединения «Межрегиональный общественный Ломоносовский фонд», директор Ломоносовского института САФУ, доктор педагогических наук Т. С. Буторина: «Каждый из нас, прежде чем говорить о Ломоносове, должен научиться читать его труды… Нам не хватает профессионалов, объективно мыслящих философов, которые могли бы при прочтении работ Михаила Васильевича выявлять его позицию по разным вопросам». Т. С. Буторина является одним из основоположников нового научного направления — ломоносововедения. При ее участии около двадцати лет назад на родине знаменитого помора создан и активно работает Ломоносовский фонд, филиалы которого открыты в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге и за рубежом. Ведущий ломоносововед г. Архангельска выразила надежду, что в ближайшее время такой филиал будет открыт и в МГУ имени М. В. Ломоносова

«Все многочисленные конференции, посвященные 300-летию Ломоносова, которые нас ожидают, я бы принципиально начинал с «молитвы»: «Упаси нас, Боже, от пустых славословий, ибо Михайло Ломоносов в таковых не нуждается», — заявил в своем выступлении доктор исторических наук, директор Института социально-гуманитарных и политических наук САФУ имени М. В. Ломоносова А. В. Репневский. Этот лишенный мифологизации подход к анализу мировоззрения М. В. Ломоносова был развит в докладе заслуженного профессора Московского университета, зав. кафедрой истории русской философии философского факультета МГУ М. А. Маслина

М. А. Маслин подверг критике технологию причисления М. В. Ломоносова, а затем всех скопом русских ученых к материалистам, применявшуюся в советской философии, являвшуюся для нее тем идеологически и политически корректным ритуалом, который в своё время был назван «анкетно-цитатным методом». Отсюда, как представляется, столь распространившаяся в постсоветский период «аллергия» на «естественноисторический» и «естественнонаучный материализм», который принято было соединять в советской литературе, к тому же с атеизмом. На самом деле материализм в качестве концептуального, теоретически сформулированного мировоззрения был вообще весьма редок среди русских ученых, а о существовании концептуального атеизма в России XVIII века вовсе не приходится говорить. Вместе с тем, именно в советский период при всех искажениях и натяжках в оценке мировоззрения Ломоносова было достигнуто наибольшее приращение знаний о собственно научной стороне его деятельности. Главным достижением стало издание полного собрания сочинений Ломоносова. Но лучшим памятником русскому гению было бы издание современного научного собрания сочинений Ломоносова, которое потребует не только новых комментариев, но и cерьезной текстологической работы, в том числе, по уточнению авторства ряда сочинений, без достаточных оснований приписанных Ломоносову.

М. А. Маслин в своем докладе подверг критике «рассчитанное на пиар-акцию» выступление протодиакона Андрея Кураева накануне открытия конференции, освещенное в архангельской газете «Правда Севера» и озаглавленное «Я не очень люблю Ломоносова» (www.pravdasevera.ru). Кураев заявил: «Я не очень люблю Ломоносова за катастрофу Татьянина дня, когда богословская наука была отделена от общих наук» (Правда Севера. 26 окт. 2011 г. С. 6). Данное заявление несостоятельно не только в историко-философском, но и в историко-богословском отношениях. Во-первых, Ломоносов заложил основы именно светского философского образования в России и в его проекте создания философского факультета в Московском университете не содержалось никакой катастрофы для богословия, поскольку богословская наука была им отнесена к сфере компетенции Синода. Утверждать обратное означает реанимировать советский миф о мнимом материализме и атеизме Ломоносова, развенчанный еще В. В. Зеньковским. Во-вторых, открытие богословского факультета в составе Московского университета в 1755 году как раз и означало бы то, что Кураев называет «катастрофой». А именно — катастрофой для православного богословия, поскольку такой факультет неминуемо был бы заполнен иноконфессиональными профессорами (в случае его создания). Именно такая точка зрения доказательно изложена в ряде монографий Н. Ю. Суховой, крупнейшего исследователя данной темы. 

М. А. Маслин обратил внимание на то, что Ломоносов в своих произведениях в качестве синонима научной и философской истины употреблял слово «правда», что стало весьма распространённым словоупотреблением для многих мыслителей в XIX и ХХ веках, от Н. К. Михайловского до Н. А. Бердяева, считавших, что двуединая правда-истина и правда-справедливость в русском языке выражают исконный «онтологизм» (В. Ф. Эрн) и «нравственную напряженность» (В. В. Зеньковский) отечественной философии (истина как «естина», т. е. «есть она» у П. А. Флоренского).

С интересным и содержательным докладом «М. В. Ломоносов о роли Сибири в развитии России» на пленарном заседании выступил доктор философских наук, заведующий кафедрой истории и теории социологии Санкт-Петербургского государственного университета, профессор А. О. Бороноев. Интерес к Сибири у Ломоносова, по мнению докладчика, был связан с двумя моментами: во-первых, он понимал, что присоединение Сибирских территорий с их народами к России дает огромные ресурсы и конкурентные преимущества для развития страны. Во-вторых, он был рожден на Севере, который близок к Сибири по климату, пространству и типу хозяйствования и составил первую в России научную программу освоения Сибири, предусматривающую необходимость сочетания пути по Северному океану с «сухим путем по Сибири на берега Тихого океана», а также развитие местной промышленности, наряду с традиционным хозяйством коренных жителей. Ломоносовский проект освоения Сибири, подчеркнул профессор А. О. Бороноев, предусматривал развитие науки о Сибири, о ее природе, земле, водах, населении, ремеслах и т. д. В связи с этим Ломоносов составил Атлас географических карт страны, включая районы Севера и Сибири, который долгое время служил основой путешествий и познания сибирских регионов. 

В настоящее время в развитии Сибири и Севера, отметил А. О. Бороноев, много проблем, во многом рожденных разрушением того, что было до 1991 года. Северный Морской путь, о котором так ратовал Ломоносов, находится в состоянии агонии, перевозка грузов с 1987 года по этому пути сократилась в 4 раза. Из-за этого не развивается социальное пространство Севера и Сибири, о чем мечтал Ломоносов. Из-за того, что разваливается социально-экономическое пространство, падает качество жизни населения, растет миграция, оправдывая сиюминутно выгодный вахтовый метод добычи сырья. При этом разрушается огромная, сложившаяся, пусть на неудобье, но все еще существующая инфраструктура жизни. Ломоносов считал, что освоение земель Сибирских и Севера нужно для могущества России, «для Государственной и Государевой славы, для показания морских российских Героев всему свету, и для большого просвещения всего человеческого рода». Если мы не освоим Сибирь, продолжал он, получим нарекание от всей Европы. В этих словах звучит завещание потомкам о важности Сибири и Севера в жизни нашей страны. 

В развитие темы, затронутой А. О. Бороноевым, М. А. Маслин заметил, что, будучи ученым новоевропейского склада, Ломоносов вместе с тем прекрасно сознавал, что вектор развития России как цивилизации особого типа направлен не только на Запад, но и на Восток. Об этом свидетельствует его известная фраза, часто цитируемая лишь наполовину. Первая часть ее звучит так: «Российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном»; вторая часть выглядит следующим образом: «и достигнет до главных европейских поселений в Азии и в Америке». Вторая часть фразы показывает наличие у Ломоносова пространственно-географического мышления евразийского типа, что выражено в его указании на «топос» Америки не на Западе (через Атлантический океан), но на Востоке, ближе к Азии, или к России-Евразии (через Тихий океан).

О восточном, евразийском векторе развития России говорилось и в докладе доктора экономических наук, профессора кафедры экономической теории и экономики приарктических регионов САФУ имени М. В. Ломоносова, заслуженного экономиста РФ Н. П. Залывского. Проекты Ломоносова по хозяйственному использованию Арктики, обширных российских земель за Уральским хребтом доказывают способность футурологического предвидения, политэкономическогоумения выделять ключевые факторы развития России. Северный ход в Индию и Китай через Арктику Ломоносов рассматривал как инструмент утверждения государственного суверенитета над обширными пространствами Севера империи. Само признание северного хода мостом экономического сотрудничества России с миром может расцениваться как свидетельство глобального мышления ученого. Предвосхищение того, что освоение Ледовитого океана и Сибири станет экономическим фактором роста могущества государства российского, осознание зависимости мировой державности России от обладания северными пространствами — является фундаментальным геополитическим открытием, далеко опередившим свое время. Отсюда напрашивается вывод о том, что Ломоносовне фигура далекого прошлого, а соавтор проектов построения эффективной экономики страны, «стратегии конкурентной победы товаров северного происхождения»

Доклад доктора философских наук, действительного члена Петровской академии наук и искусств, профессора В. А. Колосова (до недавнего времени возглавлявшего — в течение двадцати четырех лет! — кафедру философии АЛТИ-АГТУ-САФУ) «Принципы всеобщей связи и всеобщего движения в философии и науке М. В. Ломоносова» содержал весомые аргументы, доказывающие приверженность первого русского академика диалектическим принципам научного познания. Идея противоречия как движущей силы развития, заметил профессор В. А. Колосов, которая руководила творческим поиском Ломоносова, в конечном счете, как показывает история, всё более и более внедрялась в естествознание и обществознание. Современная же наука насквозь диалектична. 

Доктор психологических наук, профессор кафедры педагогики, психологии и профессионального обучения САФУ имени М. В. Ломоносова А. Н. Быстров в докладе «Север как идентификатор личности М. В. Ломоносова» задался целью показать особую роль природно и исторически-заданного пространства Севера в развитии самосознания выдающегося русского ученого и просветителя. Суровый климат детерминировал развитие специфических личностных свойств учёного. Север сформировал в нём особый поморский характер, силу духа, независимость суждений, патриотизм. Природа наделила его великолепными физическими данными. Однако Ломоносов искал иное пространство для применения своих способностей, найдя в себе силы порвать крепкие семейные узы, бытовавшие в то время на Поморском Севере; он оставил родной край, который для его развития мало что мог уже дать. 

В докладе «Методы социального анализа М. В. Ломоносова», с которым выступил кандидат исторических наук, доцент САФУ А. М. Кондрескул, показано, что трактат М. В. Ломоносова «О сохранении и размножении российского народа» является примером социального анализа. Докладчик отметил, что Ломоносов в поисках научного метода не удовлетворился характерными для его времени поверхностным эмпиризмом или умозрительным рационализмом. Он понимал, что и то и другое — всего лишь односторонние крайности действительного процесса познания природного и социального мира, который включает в себя в качестве непременных элементов опыт и обобщение, ощущение и логическое мышление, анализ и синтез. На этой основе он и создал свой научный метод.

Кандидат философских наук, доцент кафедры философии САФУ А. Н. Халтурин, выступая с докладом «Правовое регулирование поморской идентичности», вступил в полемику с распространенным мнением о том, что поморы являются особым этносом или субэтносом. Он предположил, что «поморы» представляют собой региональные группы русских, карел, саамов, ненцев, исторически проживавших и проживающих на побережье Белого моря и традиционно эксплуатирующих ресурсы близлежащих морей Северного Ледовитого океана. Докладчик сослался на Ломоносова, употреблявшего слово «поморский» как топоним, определяющий географическое местонахождение жителей, проживающих «по морю», около Белого моря. Это, по мнению докладчика, дает основания считать, что в середине XVIII века на Архангельском Севере термины «помор», «поморский» употреблялись только местными жителями в локально-географическом обозначении узкой береговой полосы, прилегающей к морю, т. е. «по морю». Поэтому, делает вывод Анатолий Николаевич, «правовое регулирование процессов этнокультурного взаимодействия должно основываться на серьезных и глубоких этносоциологических исследованиях всего поморского населения, а не отдельной элитной группы». 

Сотрудники Института лингвистических исследований Санкт-Петербургского отделения РАН представили свой научно-исследовательский и лексикографический проект — «Словарь языка Ломоносова». Один из руководителей данного проекта, кандидат филологических наук, заведующий отделом ИЛИ РАН С. С. Волков в докладе «Трехъязычный словарь языка Ломоносова: итоги и перспективы» сообщил участникам конференции, что главная задача проекта — это целостное, без каких-либо исключений (а не фрагментарное и, главное, субъективное — когда содержание такого исследования составляют несколько необычных или забавных слов и словечек, выхваченных из общего контекста идиолекта) филологическое исследование совокупности слов всех текстов М. В. Ломоносова. Императивом такого исследования должен стать объективный, атомарный, «пристальный», т. е. отличающийся вниманием к деталям и оттенкам, формальный, грамматический, функционально-стилистический, семантический и количественный анализ каждого лексического элемента идиолекта М. В. Ломоносова. Научная позиция докладчика при этом была сформулирована следующим образом: «При таком подходе каждое слово основных рабочих языков Ломоносова — русского, латинского, немецкого — объявляется важным и значимым, даже если оно имеет в текстах Ломоносова толькоодноупотребление».

Научный сотрудник Института лингвистических исследований Санкт-Петербургского отделения РАН Е. М. Матвеев сделал сообщение на тему «Словарь рифм М. В. Ломоносова», в котором показал, что анализ системы рифм Ломоносова позволит обратиться сразу к нескольким аспектам исследования русской словесности XVIII в., — с одной стороны, к стиховедческому и историко-литературному (прояснение истории русской рифмы XVIII в. на одном из важнейших этапов становления новой русской поэзии и формирования поэтического языка, а также выявление индивидуально-авторских особенностей рифмы Ломоносова), а с другой стороны, к лингвистическому (рассмотрение рифмы с лексической и грамматической точек зрения, с позиций истории русского языка, в том числе исторической фонологии). Особенно перспективным в данном аспекте, по мнению исследователя, представляется создание идеографической классификации «рифмослов» Ломоносова, важных для описания ментального лексикона поэта, а затем, возможно, и создание словаря поэтического языка М. В. Ломоносова.

Старший научный сотрудник ИЛИ РАН (Санкт-Петербург) А. В. Волынская посвятила свое выступление рукописи книги Бориса Михайловича Зубакина «Новое и забытое о Ломоносове», написанной в 1930–31 гг., долгое время хранившейся в личном архиве известного краеведа, почетного жителя г. Архангельска Ксении Петровны Гемп, которая передала эту рукопись историку-архивисту В. А. Волынской (матери санкт-петербургского лингвиста) с просьбой сохранить ее и подготовить к публикации. Многие годы В. А. Волынская собирала материалы о Зубакине, мало известном сегодня поэте и религиозном мыслителе Серебряного века, репрессированном и расстрелянном в 1937 году. А. В. Волынская сообщила участникам конференции о том, что на основе сохранившихся рукописных материалов в издательстве САФУ к юбилею Ломоносова только что вышла книга, которая содержит текст книги Зубакина (за исключением некоторых несохранившихся страниц). Книга содержит также Приложение (отрывки из писем Б. М. Зубакина А. М. Горькому, стихи поэта, его статьи и воспоминания о нем), а также некоторые иллюстрации к тексту рукописи. Книга выпущена при содействии государственного архива Архангельской области, Ломоносовского фонда и Архангельского отделения Российского общества историков-архивистов

Восстановлению исторической справедливости был посвящен и доклад В. А. Сметанина, сотрудника Института права САФУ имени М. В. Ломоносова. Он рассказал участникам конференции о трагической судьбе незаслуженно забытого ученого-филолога И. М. Белоруссова, который начинал свою профессиональную и творческую деятельность в Архангельске в 1875 г. В 1911 году в связи с приближавшимся 200-летним юбилеем М. В. Ломоносова Иван Михайлович взялся за исследование Ломоносовского языка, и плодом этих занятий явился обширный первый в своем роде «Словарь Ломоносовского языка», который в рукописи Академией Наук в 1914 году был удостоен полной Ахматовской премии. Впоследствие в связи с революционными потрясениями и Гражданской войной ученый-ломоносововед оказался не у дел и окончил свою жизнь в безвестности, голоде и нищете зимой 1922 г. в Крыму, в г. Алуште (точная дата смерти не установлена) . Вместе с учёным, скорее всего, погиб и его бесценный труд о Ломоносове. К сожалению, петербургские ученые-филологи, создатели современного трехъязычного словаря языка Ломоносова, как выяснилось на конференции, также не обладают информацией о местонахождении этой утраченной рукописи. 

В данном обзоре представлены только некоторые доклады и сообщения. Не менее содержательны и интересны тезисы других очных и заочных участников конференции, которые вошли в сборник материалов, оперативно изданный к началу ее работы (с ним можно ознакомиться на сайте конференции http://lomonosov300.narfu.ru/lomonosov/). 

Прекрасным дополнением к теоретической части конференции стала культурная программа, включавшая экскурсии в музей деревянного зодчества «Малые Корелы» и на Родину великого ученого в с. Ломоносово.

Деменев А.Г, к.ф.н., доцент, доцент кафедры философии САФУ имени М. В. Ломоносова,
Козлов М.И., к.ф.н., доцент кафедры философии САФУ имени М. В. Ломоносова

Фотоотчет




Возврат к списку

Дата изменения страницы 11.02.2016