Единая информационная служба
+7 (8182) 21-61-00

Библиографический указатель публикаций сайта

Архангельские сказки

Архангельские сказки

Описание для анонса: 

Из материалов Лаборатории фольклора Поморского университета.

Составление, подготовка текстов, вступительная статья, словарь, указатели Н. В. Дранниковой; комментарии Н. В. Дранниковой, Ю. И. Смирнова. Архангельск, 2002. (Фольклор Севера).

Книга является первым научным изданием архангельской сказки за длительный период времени. Ее появление восполнило еще одно «белое пятно» в отечественной фольклористике. Тексты сказок из архива Лаборатории фольклора опубликованы впервые. Издание адресовано специалистам, студентам и всем, кто интересуется культурой Русского Севера.




Составитель:  Н.В. Дранниковой
Год издания:  2002
Открытый:  Да
Содержание:  Составление, подготовка текстов, вступительная статья, словарь, указатели Н. В. Дранниковой; комментарии Н. В. Дранниковой, Ю. И. Смирнова. Архангельск, 2002. (Фольклор Севера).

Книга является первым научным изданием архангельской сказки за длительный период времени. Ее появление восполнило еще одно «белое пятно» в отечественной фольклористике. Тексты сказок из архива Лаборатории фольклора опубликованы впервые. Издание адресовано специалистам, студентам и всем, кто интересуется культурой Русского Севера.

Моим родителям посвящаю

При работе над сборником использованы сказки из архива лаборатории фольклора Поморского государственного университета имени М. В. Ломоносова. Почти все тексты публикуются впервые, за исключением четырех сказок (<Свиного чехла>, «Сказки о поповке», «Лисы- плакальницы» и «Сказки про девушку и собаку»), которые были изданы в книге «Фольклор Архангельского края»[1] (1998). Архив начал формироваться с 1978 года, когда в вузовские программы была введена фольклорная практика. Ею руководила доцент Архангельского государственного педагогического института имени М. В. Ломоносова Л. В. Федорова. В 1989 году в г. Северодвинске создается филиал АГПИ, фольклорными экспедициями в нем руководит доцент Н. В. Дранникова. В 1995 г. на базе Поморского государственного университета (бывшего Архангельского государственного педагогического института) образуется лаборатория фольклора, объединившая оба архива. Архив лаборатории стал базовым фольклорным архивом Архангельской области. Заведует лабораторией Н. В. Дранникова. Архив лаборатории включает в себя большое количество материалов, собранных на территории Архангельской области, и состоит из полевых текстовых материалов и аудио- и видеозаписей, сделанных во время экспедиций. В отечественной фольклористике после появления в 1961 году книги «Севернорусские сказки в записях А. И. Никифорова»[2], в которую вошли экспедиционные материалы 1926-28 годов, не было специального научного издания, полностью бы посвященного архангельской сказке. Появление книги восполняет еще одно «белое пятно» в современном сказковедении. В активный научный оборот вводится значительное количество прежде малодоступных текстов. Фольклористы получают еще один «хронологический срез» архангельской сказочной традиции и могут предметно судить о ее состоянии на рубеже второго и третьего тысячелетия. Большинство сказок сделаны с применением современной звукозаписывающей аппаратуры, что гарантирует высокую степень аутентичности публикуемых текстов, позволяет отразить в издании основные особенности местных говоров, своеобразие живой устной речи, исполнительской манеры рассказчиков. В книге публикуются девяносто пять текстов сказок из архива лаборатории, сделанных за последние двадцать лет (с 1978 по 2000 гг.), из которых три ненецкие. В год издания сборника записано пять сказок. Есть и довольно точные самозаписи студентов («Сказка про лисичку и скалочку», «Сказка о сыне-воре», «Беззаботный монастырь»). Возраст студентов- информантов — семнадцать-восемнадцать лет. При публикации самозаписей в комментариях обязательно указывалось, от кого была услышана сказка. Появлению книги способствовала работа по проекту, финансируемому Российским фондом фундаментальных исследований, «Создание информационной системы и электронной базы данных архива лаборатории фольклора ПГУ» (проект № 99-07- 90332). Систематизация материала и создание текстовых баз данных облегчили работу над книгой сказок. Часть сказок записана студентами самостоятельно во время летней фольклорной практики, часть — во время фольклорных экспедиций, организуемых университетом. В своих экспедициях мы опирались на методику записи, выработанную А. И. Никифоровым. Делали полную фиксацию материала, сказка записывалась нами безотборочно. Никифоров писал по этому поводу: «Все без исключения варианты имеют «особенный интерес, даже дефектные и разрушенные»[3]. В числе наиболее «сказочных» экспедиций следует отметить Кенозерскую фольклорную экспедицию (1982), руководитель — доцент Н. Н. Захарова и Пинежские фольклорные экспедиции (1996,1997,1998,1999), руководитель — доцент Н. В. Дранникова. Наличие b книге статьи «Из истории собирания и публикации сказок Русского Севера» петрозаводского фольклориста И. А. Разумовой, любезно согласившейся осветить историю собирания и публикации сказок Русского Севера, освобождает нас от необходимости затрагивать эти вопросы. В то же время мы считаем: необходимо указать еще раз, что последние публикации архангельских сказок были сделаны в книгах: «Севернорусские сказки в записях А. Н. Никифорова», в нее вошли экспедиционные материалы 1926–1928 годов, (опубликована сто тридцать одна сказка, почти половина из них — свыше шестидесяти — волшебные, около сорока — новеллистические, остальные — докучные и присказки); «Народное творчество Северной Двины», материалы шестидесятых годов ХХ века (составители В. В. Митрофанова и Л.В.Федорова), в книгу были помещены двадцать сказок (преимущественно волшебные, одна — о животных, одна — новеллистическая, два — анекдота); «Пинежские сказки» (составитель Г.Я.Симина), в сборник вошли материалы экспедиций 1958–1974 годов[4]. Сама Г. Я. Симина вслед за А. И. Никифоровым во вступительной статье к сборнику указывает, что на Пинеге господствует «классическая» долгая сказка[5]. В книге почти нет анекдотов. Из пятидесяти текстов сорок являются волшебными сказками. При публикации сказки не подвергались какой бы то ни было обработке и были опубликованы в том виде, в каком они находились в полевых материалах. Во время экспедиций запись велась на магнитофон, а в последних экспедициях — на диктофон. Сказки расположены в соответствии с общепринятой научной классификацией по «Сравнительному указателю сюжетов. Восточнославянская сказка»[6] (в дальнейшем СУС). В паспорте сказки указывается ее номер по СУС; номера, частично соответствующие определенному сюжетному типу, заключены в круглые скобки. При наличии контаминации указываются все сюжетные типы, образующие текст, между ними ставится +.Текст, не определяющийся по СУС, ставится в конец раздела, например, текст № 41 (Оживление отца). Названия даются так, как их давали сами исполнители. Если названия сказки в полевых материалах не было, то оно давалось составителем по СУС и заключалось в треугольные скобки < >, если текст не был зарегистрирован в СУС и не был назван исполнителем, то название давалось составителем и заключалось при этом в круглые скобки ().В комментариях к сказкам указаны год, место записи, фамилия и инициалы исполнителя и собирателя. Там, где были дополнительные сведения об исполнителях, они также включались нами в состав комментарий. Сведения о вариантах даются по архангельским публикациям сказок: П. С. Ефименко «Материалы по этнографиии русского населения Архангельской области» (1878), Г. Цейтлин «Поморские народные сказки» (1911), «Северные сказки»(1908), «Бабушкины старины» (1922), О. Э. Озаровская «Пятиречие» (1931), «Сказки и предания Северного края» (1934), Н. П. Леонтьев «Печорский фольклор» (1939), «Сказы и сказки Беломорья и Пинежья» (1941), «Сказки и предания Северного края» (1934), М. Д. Кривополенова «Былины, скоморошины, сказки» (1950), » Сказы и сказки о рыбаках, морских зверобоях и охотниках» (1941), «Народные сказы, сказки, песни и частушки, пословицы: Сб.Н.Рождественской» (1952), «Севернорусские сказки в записях А. И. Никифорова» (1961), «Народное творчество Северной Двины» (1966), «Пинежские сказки» (1975)[7]. Там, где вариантов по указанным источникам обнаружить не удалось, мы отмечали это в паспорте сказки. При частичном соответствии опубликованного текста и обнаруженного нами варианта последний заключался в круглые скобки. Варианты ненецких сказок определялись по изданию «Ненецкие сказки» (1936)[8].

В книге имеется справочный аппарат: топографический указатель, указатель рассказчиков, словарь архаичной и диалектной лексики, список условных сокращений. Географическое/топографическое расположение в научных изданиях сопрягается с сюжетным, поэтому в топографическом указателе наряду с местами записи указаны и сюжеты сказок по СУС.

Публикуются как тексты талантливых исполнителей, имеющих в своем репертуаре несколько сказок, так и обычных, имеющих в своем репертуаре одну-две сказки. Нам не встретились исполнители, знающие десять- двадцать сказок, в лучшем случае информант мог вспомнить пять сказок. Следует констатировать, что времена, когда исполнитель знал тридцать- сорок сказок, прошли. Тенденция нашего времени — забвение сказочной традиции. Опубликованные в сборнике сказки были записаны от шестидесяти двух исполнителей, из которых восемь являются мужчинами. Только семнадцать из шестидесяти двух информантов родились после 1920 года. Из семнадцати трое родились в тридцатые годы, двое — в сороковые, три самозаписи сделаны студентами, родившимися в конце семидесятых — начале восьмидесятых годов. По материалам последних экспедиций самыми талантливыми являются девяностолетние информанты: их репертуар отличается даже от репертуара восьмидесятилетних исполнителей. В Пинежской экспедиции 1998 года в селе Сура это А. Ф. Мурина, 1908 г. р., от нее записаны три сказки (<Безручка>, <Чудесные дети>,<Сестра (три сестры) отправляется спасать своего брата >); в экспедиции 1999 года в деревне Нюхче — М.АЖегалова, 1907 г. р., записаны четыре сказки (<Лубяная и ледяная хата>, «Про лису и зайца», «Лисица да заяц», «Ольшанко-сынок» (последняя не включена в книгу). Несколько сказок записаны от А. М. Бакановской, 1903 г. р., деревня Гридинская Виноградовского района; Л. В. Козицыной, 1912 г. р., деревня Окулово Верхнетоемского района; А. В. Лагеревой, 1911 г. р., деревня Усть- Морж Виноградовского района; Е. С. Морозовой, 1899 г. р., деревня Кучкас Пинежского района; А. П. Порохиной, 1896 г. р., деревня Сульца Пинежского района; А. А. Поршневой, 1904 г. р., деревня Вершинино Плесецкого района.

«Сказочными» районами Архангельской области оказались Пинежский и Плесецкий (ареал Кенозерья). В Пинежском районе записаны двадцать восемь сказок, в Плесецком — пятнадцать. В какой-то степени это можно объяснить тем, что в этих районах проходили фольклорные экспедиции университета. За ними следуют Виноградовский район — одиннадцать сказок и Верхнетоемский — десять. Из девяноста пяти опубликованных нами сказок четырнадцать — сказки о животных, двадцать шесть — волшебные, две — легендарные, шесть — новеллистические, двадцать восемь — традиционные анекдоты, семь —кумулятивные (внутри них в отдельную группу мы выделяем сказки- прибаутки), две — прибаутки, шесть — докучные, три — ненецкие. Следует отметить относительно хорошую сохранность волшебной сказки, которая во многих областях России уже в послевоенные годы стала большой редкостью. Еще одна особенность нашего материала — сравнительно небольшое влияние печатных источников на устную традицию. Тогда как в новых записях из Центральных областей и Поволжья с сороковых годов резко возрастает удельный вес «хрестоматийных» вариантов из классических сборников А.Н.Афанасьева[9] («Маша и медведь», «Иван-царевич и серый волк» и др.), а также — литературных сказок, прежде всего пушкинских. В данном сборнике лишь в № 32 <Свиной чехол> очевидны отдельные заимствования из книг (имя библейского царя Давида, упоминание «Римского царя», аленького цветочка из сказки И.Аксакова). Но даже в этом тексте реалии и образы, навеянные литературными источниками, переплетаются с безусловно фольклорными мотивами и образами (оригинальная, местная по характеру, присказка; наивно- бытовое понимание слова «кунья» — шуба из кусочков шерсти разных животных).

Вполне обоснованным мы считаем включение в книгу нескольких текстов, записанных от исполнителей-ненцев. Сборник является региональным, а не мононациональным, к тому же в публикуемых ненецких сказках отчетливо просматривается влияние севернорусской фольклорной традиции. В книгу помещены три исторические сказки (№ 45-47). Все они о Петре 1 («Сказка про Петра», «Беззаботный монастырь», «Сказка про старого солдата»). В № 47 («Сказке про старого солдата») нет имени царя, но в записях из других мест этот сюжет чаще прикрепляется к имени Петра 1. Он бывал в Архангельской губернии, и это оставило след в памяти местных жителей. К числу редких сказок относятся текст № 2 «Лисица и заяц» (СУС 36), записанный в 1999 году в деревне Нюхче Пинежского района Н. В. Дранниковой от М.А Жегаловой (до этого он был опубликован только в 1872 году в сборнике А. Н. Афанасьева «Русские заветные сказки»[10]); текст № 23 «Сказка об Аннушке» (СУС 437) (Царевна и служанка). В тексте кратко передана сказка, которую редко записывали на Севере. Опубликованный нами текст является оригинальным вариантом сюжетного типа СУС 437. Вместо служанки в нем действует Баба-Яга. Запись И. В. Карнауховой (17) более традиционна.

Текст № 34 <Мать меня убила, отец меня съел> (СУС 720), записанный в 1979 году М.Карушевой и Л.Зотовой, в д. Кевроле Пинежского района от А. М. Хрипуновой, до этого был опубликован всего один раз И. В. Карнауховой (№ 127). Опубликованная нами запись является самой полной записью сюжетного типа СУС 720. Текст, опубликованный И. В. Карнауховой, скорее всего является песенкой сына, превратившегося после смерти в птицу, а не самой сказкой.

Редкостью является публикация сказки «Об Иване и Марусе» (СУС 974) (Муж на свадьбе своей жены). Среди архангельских публикаций сказки нет прямых соответствий текстам № 56 «Про двух снох» (СУС 1419 °F*) (Любовник, застигнутый мужем) и № 57 «Побываленка» (СУС 1419) (Бабьи увертки). Среди опубликованных русских текстов сказки не удалось обнаружить варианты легендарной сказки СУС (-798*) (Нагибай дерево, пока молодо). В нашем сборнике это текст № 43 «Сказка о сыне- воре». Лишь на Западной Украине записывали близкие ей параллельные формы, но с иными сюжетами. Редко публиковались традиционные анекдоты о глухоте (СУС 1698) (Не понимают друг друга из-за глухоты). В нашем сборнике это тексты № 64 «Глухой муж» и № 65 «Два глухих».

Не определяется по СУС текст № 41 (Оживление отца). В сказке развивается мотив воскрешения живой водой. В публикуемом тексте мотив получил неожиданное разрешение. Нет прямых соответствий по СУС и тексту № 72 «Про старуху и старика», хотя по складу сказка явно относится к числу традиционных. По отдельным сюжетным мотивам она напоминает сказку братьев Гримм «Горшочек каши». Не зарегистрированы в СУС анекдоты № 73 — 77 «Ходил человек, Христа ради просил», «Сочинение на букву «О»», «Мужик-печник», «Пришел жених свататься», «Каварер, половик-то прогорел». Среди архангельских публикаций сказок не обнаружено вариантов № 68 «Как старик попа обманул» СУС 1735 (Кто отдаёт последнее, получит десятирицею), хотя сказка достаточно популярна.

Оригинальным является текст № 58 «Сказка про поповку», записанный в д. Бестужево Устьянского района. Первая часть сказки (до сцены на подклети) не имеет соответствий. Вторая ее часть соотносится с начальной частью довольно редко записывающейся сказки СУС (-1383*) (Одураченный муж).

Хорошо разработан текст № 3 «Лиса-плакальница» (СУС 37), записанный в деревне Бор Горковского сельсовета Верхнетоемского района. В книгу помещен оригинальный вариант сюжетного типа (Лиса- нянька [плачея]). Обычно старик поднимается на небо, а не на «подызменце», как в нашем варианте. Песенка лисы в ней — характерная черта стилистики архангельских сказок.

В книге опубликован самый полный из имеющихся публикаций вариант сказки «Ова и Мара» (СУС –365*), которая является прозаическим пересказом балладного сюжета. В 1865 году вышел в свет сборник «Пчела», рекомендованный Министерством народного образования для чтения в приходских школах. Среди произведений в «Пчеле» был помещен перевод anqmhiqjni баллады «Иово и Мара». Поэт Н. Ф. Щербина сохранил несколько непереведенных сербских слов, в частности «тамбура» — струнный инструмент, «горная вила» — женское мифическое существо, похожее на русалку, и некоторые другие. Они встречаются в нашем тексте. Выпущенный большим по тому времени тиражом сборник разошелся по дальним школам. Позже перевод Щербины в стиховой форме, идущей от русских эпических размеров, в виде сказки находили на Водлозере, Пудоге, Карельском и Терском берегах Белого моря, на Кенозере, как указывает на это в своей статье Ю. И. Смирнов.[11]

Лучше сохраняются тексты, имеющие прагматическую направленность, например, широкое распространение на Мезени имела прибаутка-сказка «Бубин ты бубин» (тексты № 78-79). Во время зимней фольклорной экспедиции 2000 года в деревне Кимже Мезенского района она была записана нами не только от пожилых информантов, но и от восемнадцатилетней исполнительницы. Широкое распространение «Бубна…» можно объяснить тем, что здесь она бытовала в качестве колыбельной песни. Этими же причинами объясняется распространенность «Векши- векошки-горожаночки» (текст № 80) на Пинеге. Сюжетный анализ этих текстов (и текста № 81 «Уточка-горожаночка») в сборниках Ефименко, Карнауховой и Никифорова позволяет говорить, что они являются вариантами.[12]

По той же причине, то есть благодаря прагматике текста, как мы полагаем, лучше сохранились анекдоты. Они составляют большую часть в жанровом составе, опубликованных нами сказок (двадцать восемь из девяноста пяти). Это больше, чем других сказочных жанров сборника. В качестве сравнения повторим, что в книгах «Народное творчество Северной Двины» (1966) и «Пинежские сказки» (1975) преобладают волшебные сказки.

В сборнике даются различные версии/варианты ряда сюжетных типов № 3-5 (СУС 37) (<Лиса-нянька (плачея)>); (№ 25-28 (СУС 480) (<Мачеха и падчерица>); № 53-54 (СУС 1380) (<Неверная жена и муж, притворившийся ослепшим>) и др. Это наглядное свидетельство широкой популярности этих сказок и наличия в них локальных традиций, обусловленных своеобразием сказочной традиции разных районов обширного Архангельского края. Каждый из опубликованных вариантов имеет свои особенности. Более традиционен текст № 3 «Лиса-плакальница» (СУС 37), записанный в Верхнетоемском районе. Лиса вызывается оплакать старушку- покойницу и съедает ее. В текстах № 4-5 (СУС 37), Виноградовский и Вилегодский районы, лиса вызывается обмыть умершую старуху в бане, а не оплакать, как обычно. В тексте № 5 «Сказка про репку» используется мотив очень популярной сказки «Про репку». Кроме того, просматривается влияние анекдотов о глупцах, которые поднимают на крышу бани корову, чтобы скормить ей выросшую там траву.

В книге опубликованы три варианта СУС 311 (Медведь {леший, чародей, разбойник} и три сестры). Текст № 15 «Сказка про Машеньку» (СУС 311) напоминает бытовой рассказ; в № 16 <Медведь и три сестры> (СУС 311) отлучка отца из дома, как и в других вариантах, мотивируется необходимостью заготовить в лесу дрова. В повествование органично вплетен мотив из волшебной сказки о сватовстве мифического существа или зверя (невесту подменяют наряженной в яркие платья ступой). В текст № 17 «Сказка про медведя» (СУС 311)+ (426) (Две девушки, медведь (волк) и карлик) включены скупо изложенные эпизоды о парне, заколдованном в медведя. Эти эпизоды, возможно, идут от редкой сказки о царевиче, которого превратил в медведя некий карлик (СУС 426). Вариант предыдущего сюжета — отлучка отца из дома — также объясняется тем, что он пошел «готовить дрова». В тексте остроумно мотивируется, почему девочка следует совету филина, а не маленькой птички («Филин — птица большая, говорит громко…»). В финале использован мотив волшебной сказки (медведь — заколдованный юноша). Нами опубликованы три варианта сказки СУС 327 С, F <Мальчик {Ивась, Fhu`pjn, Лутонюшка} и ведьма) — тексты № 19-21. Более развернутым является текст № 19 (Виноградовский район, деревня Усть-Морж). В нем присутствует мотив, объясняющий имя мальчика «Олиханко», то есть сделанный из ольхи. Текст № 21 «Сказка про Бургилушку» является очень кратким и стяженным ее вариантом. Кроме того, это единственная запись сказки, сделанная нами в Коношском районе (бывший Вельский уезд Вологодской губернии).

В книгу помещены четыре варианта сказки «Мачеха и падчерица» (СУС — 480*=АА 480А), тексты № 25-28. Первый из них записан в 1979 году в д. Занюхче Пинежского района от Е. С. Морозовой, 1899 г. р., В.Зориным и О.Морозовой. Рассказчица хорошо владеет классической манерой исполнения, ее небольшая по объему сказка насыщена устойчивыми ритмизованными формулами. В тексте прямо не назван лесной житель, в избушке которого оказывается девушка. Судя по единственной определенной детали («выше леса иду»), рассказчица, наверное, подразумевала лешего. Мифический персонаж осознается как представитель враждебного людям «бесовского» начала. Он требует, чтобы героиня взяла его «коробью» левой рукой да «не бласовись». В тексте № 26 падчерица выполняет просьбу Бабы-Яги: моет ее детей, за что Баба-Яга одаривает ее. А дочку мачехи, которая отказалась сделать это, «одаривает» углями. Тексты № 27-28 (- 480*) являются местной редакцией сюжета. Оба они записаны на территории Нюхченского сельсовета Пинежского района с разницей в год (1979, 1980). Падчерица не только помогает Бабе-Яге, но и коням, коровам и овцам, которые, в свою очередь, когда это становится необходимым, помогают ей. Распространенными в архангельской сказочной традиции оказались анекдоты о глухоте СУС 1698 <Не понимают друг друга из-за глухоты> (тексты № 64-65) и СУС — 1698Д* <Слепой и глухой> (№ 66). В сказках часто присутствует традиционная контаминация, например, в тексте № 55 «Как старик глупее своей старухи искал» контаминируется сразу пять сюжетных типов: СУС 1384 (Муж ищет людей глупее жены {родителей})+ 1245 (Носят солнечный свет в мешках (решетах, корытах)+ 1263 (Едят кашу с молоком (кисель с сытой, блины) + 1214* (Вгоняют лошадь в хомут) + 1286 (Впрыгивают в брюки (сапоги). Перед нами традиционная контаминация анекдотов о глупцах. Обычно рассказчики каждый по-своему нанизывают анекдоты после зачина. Число анекдотов в контаминации определяется их знанием, но, как правило, не достигает десяти.

Среди опубликованных нами текстов встречаются записи, имеющие нетрадиционную контаминацию, например, текст № 13 «Сказка про лисичку и скалочку»(СУС 170) имеет нетрадиционную контаминацию с СУС 154 <Мужик, медведь и лиса>; текст № 18 «Сказка про Бабу-Ягу» (СУС 313 Н*= АА* 313 1 (Бегство от ведьмы (железного волка, чародея и др.)+327 С, F (Мальчик {Ивась, Жихарко, Лутонюшка} и ведьма). Сюжет данной сказки содержит мотивы, которые в более традиционных вариантах включаются в сюжетные типы. Наблюдается некоторая путаница в использовании различных мотивов в отдельном сюжетном типе (например, в тексте № 5 «Сказка про репку» (СУС 37 (Лиса-нянька {плачея}) используется мотив хорошо всем известной сказки «Репка». Архангельские сказки имеют оригинальную стилистику — обилие песенно- стихотворных вставок в произведениях разных жанров (от сказок о животных до сказок-анекдотов). Традиционно часты песенки в сказках о животных (тексты № 3,8,9,10,11,12). В тексте № 11 «Сказка про волка» восемь раз повторяется песенка волка. В тексте № 10 «Старик со старухой» шесть раз приводится песенка медведя. Песенки используются в волшебных сказках № 23 «Сказка про Аннушку» и № 38 «Снегурочка»; в легендарной сказке № 42 «Сказке про дудочку»; в анекдотах № 57 «Побываленка» и № 69 «Как старуха корову искала». Речитативом исполнялись стихотворные сказки-прибаутки и докучные сказки. Некоторые песенки явно созданы в Архангельской области, например, песенка из <Чудесной дудочки>:

«У старика да у старушки
Была одинакая девушка.
Да ходили в лес по ягоды.
Две сестрички убили,
Две еретички ушибли
Да под кусточек схоронили,
Камешком прикатили,
Сапожком притопнули».

Это и песенка из сказки <Звери в санях у лисы (старушки)>:

«Шлю, шлю пучок с глазырьево течет,
Санки маленьки, оглобли тоненьки,
Дуга слабка, на рога сползла.
Филлоповы гужи, поезжай, бабка, не тужи,
Не оглядывайся да не останавливайся».

Некоторые образы навеяны эпическими песнями и скоморошинами, распространенными в этом регионе. Например, в тексте № 71 «Сказка- выдумка» используется мотив чудесной силы, характерный для былин, в тексте № 49 «Об Иване и Марусе» используется эпический сюжет «Муж на свадьбе своей жены».

В сказках встречаются местные реалии, в некоторых текстах просматривается северный колорит, отражаются архаичные народные верования, обычаи и обряды (упоминается Ошевенский монастырь на Каргополье, горностай, чудодейственная «страстная» вода, «Борода» — традиционный праздник сбора урожая на Пинежье и др.), используется лексика местных говоров.

Анализ сказочной традиции Архангельской области свидетельствует о явных признаках ее разрушения в ряде текстов: № 32 <Свиной чехол> (в стиле и лексике чувствуется влияние печатных источников, см.выше); фрагментарность и конспективность наблюдаются в текстах № 21 «Сказка про Бургилушку», № 36 «По рыбьему велению» и № 42 «Чудесная дудочка», № 31 <Девушка на службе у ведьмы> (но прототекст/ текст учителя исполнителя этой сказки явно обладал поэтическими достоинствами).

В книгу помещена пинежская редакция сюжетного типа СУС 707 <Чудесные дети> (текст № 40). Запись была сделана нами в 1998 году в селе Сура от А. Ф. Муриной. В книге «Пинежские сказки» опубликована запись 1969 г., сделанная в Суре от В. Ф. Мерзлой (текст № 8 «Гордюм- царевич»). Оба текста являются оригинальной местной версией очень популярной сказки. Необычное заявление «Егибовы»: «За бабкой (повивальной) мимо бабки не ходят — парень помрет у вас», возможно, связано с соответствующим народным поверьем. Оригинально переосмысление сказочного волшебного зеркальца: «Есть зеркало — всю Россию видно». В тексте использован архаичный мотив узнавания родственников по колобкам, замешанным на материнском молоке.

Самыми активными и удачливыми собирателями оказались студенты З.Мелехова, И.Прокудина, В.Зорин, О.Морозова, И.Глухих, М.Ожегов, В.Попов; студенты Северодвинского гуманитарного института А.Баранов и Е.Косенко; студенты, участвующие в Пинежских фольклорных экспедициях 1996–1999 гг.: Д. Ральцева, Т.Кошелева, М.Рядовкин, С. Шмаков, Г.Валкин, В.Сазонов, М.Соков, Ю.Ожерельева, Т.Салова, М.Шабанов, А.Печников, А.Жаринов.

Как составитель сборника, выражаю благодарность студентам 1 курса факультета филологии и журналистики 1998/99 учебного года, помогавшим мне при составлении рукописи: Н.Тютиковой, Е.Антрушиной, Е.Сушко, Н.Тарабанчук, Т.Гарчук, И.Ермашовой, С. Становой, Н.Шипуновой, О.Алексеевой, Ю.Каториной, И.Первышиной, А.Ольшевской, А.Илюхиной, Т.Бушеевой, А.Илюхиной, Н.Орловой, Ю.Павловой.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Дранникова Н. В. Фольклор Архангельского края (из материалов лаборатории фольклора). — Архангельск: Изд-во Поморского университета, 1999. — 80 с.

2 Севернорусские сказки в записях А. И. Никифорова / Изд. подгот. В. Я. Пропп. — М., Л; 1961. (Памятники русского фольклора).

3 Никифоров А. И. Проблема сказочного сборника // Сов.фольклор.– 1935.- № 2-3.– С. 412-423.

4 Севернорусские сказки в записях А.И.Никифорова…; Народное творчество Северной Двины / Сост. и вступ. ст. В. В. Митрофановой и Л. В. Федоровой. — Архангельск: Сев.-Зап. кн. изд-во, 1966; Пинежские сказки / Собр. и зап. Г. Я. Симиной. — Архангельск: Сев.-Зап. кн. изд-во, 1975.

5 Симина Г.Я. О современной пинежской сказке // Пинежские сказки…– С. 7.

6 Сравнительный указатель сюжетов. Восточнославянская сказка / Сост. Л. Г. Барак, И. П. Бререзовский, К. П. Кабашников, Н. В. Новиков. — Л.: Наука, 1979.

7 Ефименко П. С. Материалы по этнографии русского населения Архангельской губернии. –Ч.2. –М., 1874. –Отд. «Сказки» — С. 225–237; Цейтлин Г. Поморские народные сказки // ИАОИРС. 1911. — № 2-3; Северные сказки: Сб. Н. Е. Ончукова. — Записки РГО, 1908. — Т.XXXIII; Озаровская О. Э. Бабушкины старины. — Изд.2-е. — М., 1922; Озаровская О. Э. Пятиречие. — Л., 1931; Сказки и предания Северного края /Запись, вступ. ст. и коммент. И. В. Карнауховой. Предисл. Ю. М. Соколова. — Л., 1934; Сказы и сказки Беломорья и Пинежья /Запись текстов, вступ. ст. и коммент. Н. И. Рождественской.–Архангельск, 1941; Леонтьев Н. П. Печорский фольклор / Предисл., ред. и примеч. В. М. Сидельникова.—Архангельск: ОГИЗ, 1939; Кривополенова М. Д. Былины, скоморошины, сказки / Ред., вступ. ст. и примеч. А. А. Морозова.– Архангельск, 1950; О рыбаках, морских зверобоях, и охотниках. Народные сказы, сказки, песни и частушки, пословицы: Сб. Н.Рождественской. — Архангельск, 1952; Севернорусские сказки в записях А. И. Никифорова / Изд. подгот. В. Я. Пропп. — М.; Л., 1961; Народное творчество Северной Двины /Сост. и вступ. ст. В. В. Митрофановой и Л. В. Фёдоровой. — Архангельск, 1966.– Отд. «Сказки» — С. 104–132, Пинежские сказки/Собр. и зап. Г. Я. Симиной.– Архангельск, 1975.

8 Тонков В. Ненецкие сказки / Предисл. В.Г.Тан-Богораза. — Архангельск: ОГИЗ, 1936.

9 Народные русские сказки А. Н. Афанасьева: В 3 т. / Подгот.текстов, предисл. и примеч. В. Я. Проппа. — М., 1957.

10 Русские заветные сказки. Валаам. Типерским художеством монашествующей братии. Год мракобесия. Отпечатано единственно для археологов и библиофилов в небольшом количестве экземпляров. –<Женева, 1872>.

11 Смирнов Ю. И. Сербская баллада на Русском Севере// Советское славяноведение. — 1965.– № 6.

12 Ефименко П.С. Материалы… № 12; Сказки и предания… № 58,110,112; Севернорусские сказки … № 78.

4_1.jpgЗайка да лиска жили вместях. И вот был у них туесочек масла стоял. 

 Вот лиса-то и вздумала попакостить – попакостила. Пятами застучала. 

 – Это кто там, лиска? 

 – Это попова невестка кумиться зовёт. Вот. 

 – Сходи. 

Вот она сходила – маслица-то поела.

4_23.jpg


Жили-были муж да жёнка. 

Была у них одна дочка, Аннушка-дитятко. 

Поехали однажды её родители в Питер, а Аннушку оставили с бабкой...

4_43.jpg


Жила-была бедная женщина. Осталась она вдовой.

И всего-то, что у неё осталось в этой жизни, — только сын Феденька.

Любила она его больше жизни. Стал мальчик подрастать и стал обманывать мать родную. Однажды украл Феденька пятачок…



Тип:  Книга
Содержание:  Загрузить
Дата изменения страницы 20.07.2016