Единая информационная служба
+7 (8182) 21-61-07

Отец Евгений: В храм приходят люди, которые хотят научиться любить

Отец Евгений: В храм приходят люди, которые хотят научиться любить
15.01.2013
Отец Евгений: В храм приходят люди, которые хотят научиться любить

Сегодня исполняется десять лет с момента создания домового храма имени Иоанна Кронштадтского при САФУ. Он до сих пор остаётся первым и пока единственным университетским храмом на Северо-Западе, за исключением Северной столицы. В интервью нашему корреспонденту бессменный настоятель храма протоиерей Евгений Соколов рассказал о своём духовном пути, истории создания храма и студентах, которые хотят научиться любить.

— Что произошло в вашей жизни, что спустя годы, работая на Архангельском целлюлозно-бумажном комбинате, вы решили стать церковнослужителем?

— Надо сразу сказать, что с детства я был воспитан в религиозной атмосфере, у меня по отцовской линии все священники. Однако если бы в советское время я пошел в церковь, то это повлияло бы на карьеру моих братьев, которые занимали тогда высокие посты. Я жертвовал не собой, а своими близкими, поэтому это изначально не представлялось возможным. Когда началась перестройка, у меня появилась наконец-то возможность без последствий для близких заниматься тем, чем я хочу. Я помню, как пришел в только что построенный храм в Новодвинске и предложил свою помощь. Пять лет я был пономарем, помогал при церковной службе в свободное время. Пономарь — это, по сути, волонтер. Для меня было совершенно неожиданно, когда владыка Тихон (прим. — владыка Архангельский и Холмогорский) предложил мне рукополагаться, на тот момент мне уже было 45 лет. У меня была одна просьба — возможность получить богословское образование. Если можно было бы уйти раньше, я бы это сделал.

— Отец Евгений, почему в светском университете решили создать храм?

— Инициаторами были три женщины — Марина Карушева, Елена Галимова и бывший преподаватель факультета педагогики Лариса Толкачёва. Многие были против, не понимали, как в университете может быть храм. Ректор Владимир Булатов понимал, что это здание бывшей духовной семинарии и не сегодня-завтра выйдет закон о возврате церковного имущества, и как человек мудрый он сделал этот превентивный шаг, чтобы избежать конфликта. Он сказал, что будем делать музей, а потом уже все это переросло в идею создания храма. Владимир Булатов начал делать все сам, как ректор, хозяин он понимал, что это нужно сделать вопреки всем за и против, в чем ему честь и хвала. В СГМУ, например, вопрос вынесли на научный совет, и он проголосовал против.

— Как вы стали настоятелем домового храма?

— Я служил в поселке Ерцево Коношского района, и в тот момент, когда началось строительство дома священника, где я уже начал заниматься планировкой, я пришел поговорить с владыкой. Я сказал, что хочу остаться, чтобы выстраивать дом под себя. На что он ответил, что готовится университетский храм в Архангельске, и я буду там настоятелем. Может быть, он руководствовался тем, что у меня два образования, одно их которых техническое, и мне легко разговаривать с физиками, математиками. Кроме того, в юношестве я получил прекрасную гуманитарную подготовку — меня заставляли читать классическую литературу.

— Вспомните ваши первые впечатления, когда вы переступили порог Поморского государственного университета?

— Я помню, как меня представляли руководству вуза. Мы с владыкой Тихоном пришли в кабинет ректора, где заседал ученый совет. Меня представили как будущего настоятеля, и когда мы сели за стол, ректор сказал мне: «Я вас узнал, вы брат Александра Митрофановича». Дело в том, что я очень похож с братьями, особенно со старшим. Брат был большим и известным чиновником в регионе.

Помещение храма было в стадии ремонта, там находилась библиотека исторической книги. Внутри почти ничего не было, вмещалось всего 30 человек от силы. Я пришёл и стал курировать стройку, чтобы все соответствовало канонам. Ремонт шел почти пять месяцев, к январю все было закончено. Когда был готов престол, он физически не пролезал в узком коридоре. До первой литургии оставалось меньше суток. Ломать стены мы не могли, мы просто не знали, что делать, растерянность была полной, настоящая трагедия. На помощь пришли два слесаря, которые работали в ПГУ. Они предложили циркуляркой распилить алтарь пополам, сделать шипы и потом собрать его снова. Вы понимаете, два простых русских мужика-мудреца решили проблему, которая была не под силу ни строителям, ни профессорам. Со временем в храме стало так много людей, что во время службы люди стали падать в обморок от духоты. Ректор решил перенести библиотеку и расширить помещение. Сегодня и оно стало маленьким.

— Домовой храм при университете — это особое место, где происходит соединение религиозного и светского начал. В чем особенность служения в университетском храме?

— Апостол Павел говорил «ум надмевает», вся проблема современного человека в том, что он знает, что Бог есть, а служить ему не хочет. Часто можно слышать фразу «Бог в душе», но для меня это звучит странно. Представим, есть человек со своим мировоззрением, и есть другой человек, взгляды которого радикально отличаются, и оба заявляют, у них Бог в душе. Я задаюсь вопросом: «Что это за Бог, у которого разные взгляды на все?». Это лишь слова, прикрытие своей лени. Здесь надо понять, чем более образован человек, тем более изощренно он ищет оправдания. Первые пять лет своей работы здесь я всячески старался привлечь университетскую интеллигенцию, проводил беседы, относился с благожеланием, делал светские проекты — православное кафе и светский бал.

— Кстати о бале, это же исключительно светское событие, почему решили обратить свое внимание именно на него и продвигать эту идею среди студентов?

— У меня хорошее светское образование, и с детства мне говорили, что танец — это средство общения. Скажем в 19 веке, если молодому человеку нравилась незнакомая девушка, он не мог с ней общаться, не позволяли правила хорошего тона, только если его кто-то представил. Для этого и придумали танец. Пригласить девушку — это не просто танец, ты должен непрерывно с ней общаться, со столбом не танцуют, иначе это оскорбление девушки. Умение говорить в танце чрезвычайно важно.

Когда велась подготовка к балу, я специально для юношей проводил ликбез о выборе темы для разговора. Как только наступает танцевальная пауза, молодой человек должен развлекать даму, но при этом не говорить всяких глупостей. Юноша отвечает за обстановку. Девушка никогда не должна чувствовать себя лишней, если её не пригласили два раза, то наши мужчины обязаны это сделать. Какой бы внешности она не была. Это закон бала, это коллективный спектакль.

— Среди студентов, которые принимали участие в жизни храма — более 100 человек. По каким причинам они приходят к вам?

— Как правило, приходят через горе либо это дети воцерковленные с детства. Если ко мне приходят за советом или поговорить, я никогда не отказываюсь. Вот уже 10 лет с утра до вечера я здесь, кроме летней приемной кампании. Знаете, почему мать наказывает своего ребенка? Потому что она его любит. Когда мать наказывает ребенка, больнее всего именно ей. Любовь — это, прежде всего, умение и желание жертвовать собой. Сюда приходят те, кто хочет научиться любить.

Возврат к списку