Единая информационная служба
+7 (8182) 21-61-07

Кто такие поморы?

Кто такие поморы?
22.09.2011
Кто такие поморы?

В Институте управления и регионологии САФУ состоялся круглый стол, в ходе работы которого директор института, доктор исторических наук, профессор Юрий Лукин, доктор философских наук, профессор, заместитель директора института управления и регионологии по международным отношениям Анна Соловьева и кандидат философских наук Виталий Ануфриев обсудили проблемы кризиса мультикультурализма и поиска современной идентичности.

«Вопросами мультикультурализма обеспокоены в настоящее время государственные деятели, первые лица, ученые, журналисты, — начал круглый стол модератор Юрий Лукин. — Кризис мультикультурализма захлестнул Европу, но насколько это актуально для России? Можно ли сказать, что этот кризис проявляется и у нас?». Отталкиваясь от этого вопроса, модератор предлагал рассмотреть региональный ее аспект — появление современных поморов.

«Многокультурное общество существенно отличается от монокультурного. В многокультурном обществе на равных правах участвуют представители самых разных этнических культур. А в монокультурном национальное согласие достигается за счет доминирующей национальности населения, — начала Анна Николаевна. — Такое явление, как мультикультурализм, свойственно государствам, где изначально не было базовой доминантной культуры. Классический пример — Америка, которая формировалась на основании притока мигрантов, каждый из которых получал свою особую роль в освоении этого государства. В то же время в России мультикультурализм формировался не 200–300 лет, а гораздо дольше, в итоге сформировалось огромное количество мультикультурных идентичностей».

Кризис мультикультурализма Анна Соловьева толкует как нежелание некоторых этнических групп ассимилироваться внутри национального государства, даже некую изоляцию этих групп. «Стоит вспомнить эту историю с ношением хиджабов в государственных учреждениях, со строительством мечетей, — отметила Анна Соловьева. — Причем самая главная проблема не в том, что в частной жизни люди делают — это можно делать совершенно спокойно, можно дома носить национальную одежду, жить по своему графику, праздновать свои религиозные правила. Проблема в том, когда это выходит на уровень государства».

Но для России, с точки зрения Анны Соловьевой, не все признаки мультикультурализма характерны. «В России есть огромное количество малых народов, этнических групп, которые так или иначе наладили отношения с русскими как с доминантной этнической группой, — отметила эксперт. — В России есть другая существенная проблема — мы сейчас осваиваем огромное количество демократических институтов, и нам необходимо адаптировать американские и другие термины. Глобализационные потоки, в которые мы помещены, заставляют людей переосмыслять и собственную идентичность тоже».

В качестве примера Анна Николаевна привела поморов. «Идентичность, она становится множественной. Взять, например, коренные малочисленные народы. Это явление транснационально, оно пересекает границы государств. При этом человек имеет право сам определять для себя, кем он является — помором или кем-то другим. И вот тут сложно определить, серьезен ли человек, или же он играет в идентичность».

«Вопрос о том, кто такие поморы, очень сложный, особенно вопрос о том, кто такие современные поморы. Вообще я считаю, что нет какого-то единого устоявшегося типа помора. Почему я настаиваю на том, чтобы рассматривать идентичность поморов не как культурно-этническую, а как культурно-историческую, потому что этнические поморы современные — часть русского народа, имеющая свою специфику, — уверен Виталий Ануфриев. — Культурно-этническое единство русского народа предполагает региональную специфику. Деление идет первоначально на большие группы, такие, как южные русские, северные русские, а потом — на более мелкие. В частности, в северных русских мы можем выделить поморов».

Виталий Владимирович уверен, что этнические поморы являются потомками новгородцев, а потому — частью русского народа, и их не стоит относить к отдельной этнической группе, к коренному малочисленному народу. «Поморы — это часть русского народа. Это особая этнокультурная группа русского народа, специфика которой проявляется, прежде всего, в культурно-хозяйственной деятельности, а не этнической. Если же говорить о конфессиональной идентичности, о конфессиональной идентичности поморов говорить очень сложно, прежде всего потому, что на север двигались, я считаю, новгородцы, это подтверждено и этнологами, и антропологами, — сказал он. — Однако, я считаю, что этнос поморов, если и был, то уже перестал существовать. Он прошел все стадии — рождения, расцвета и увядания. Сейчас поморов больше нет».

В то же время эксперты признали, что существуют современные поморы, которые ведут активную общественно-политическую деятельность. Их эксперты назвали «искусственным этническим конструктом». «Я считаю, что поморами правомерно называть только тех людей, исторически и научно, которые занимаются морскими промыслами, потому и слово такое, и живут на берегу моря, — выразил общее для трех присутствующих экспертов мнение Виталий Ануфриев. — Поморы сейчас — искусственный конструкт, я бы назвал его мифологическим. Это наша традиция, это наша гордость, это наш бренд, как я уже сказал, поморы — это народ-символ. Всем хочется к нему прикоснуться, всем хочется к нему принадлежать».

Подводя итоги круглого стола, и Юрий Лукин, и Виталий Ануфриев, и Анна Соловьева согласились, что, несмотря на уже существующие научные работы об истории поморской культуры и самих поморов, необходимо более глубоко изучать эту тему. Обсуждению этой темы будут посвящены и другие круглые столы в Институте управления и регионологии.


Возврат к списку