Единая информационная служба
+7 (8182) 21-61-07

Андрей Чураков: Арктика — кухня погоды на всем земном шаре

Андрей Чураков: Арктика — кухня погоды на всем земном шаре
07.09.2011
Андрей Чураков: Арктика — кухня погоды на всем земном шаре

Директор издательского центра Северного (Арктического) федерального университета Андрей Чураков, журналист и политолог, неоднократно бывал в арктических экспедициях. В июле 2011 года он уже в пятый раз был участником экспедиции по Северному морскому пути. Мы побеседовали с ним о том, что он увидел в Арктике, и можно ли считать, что глобальное потепление действительно кардинально меняет условия работы и жизни за полярным кругом.

— В течение 10 лет вы побывали в нескольких экспедициях в Арктику. Расскажите, пожалуйста, с какими целями вы бывали в высоких широтах?

— Первый раз я побывал в Арктике в 2001 году в составе комплексной международной экспедиции, исследующей экологическое состояние архипелага Земля Франца-Иосифа. В ней принимали участие геологи, гидрографы, биологи, ихтиологи. Собранный в экспедиции материал послужил основой для проекта по созданию национального парка «Русская Арктика», которая отвечает за природоохранное состояние архипелагов Земля Франца-Иосифа и Новая Земля.

В 2007-2009 годах на атомных ледоколах «Ямал» и «50 лет Победы» я трижды побывал на Северном Полюсе. Сопровождал туристические маршруты в качестве инспектора по охране окружающей среды Росприроднадзора. С той же задачей с 17 по 27 июля этого года участвовал в проведении туристического маршрута на Землю Франца-Иосифа на дизельном ледоколе «Капитан Драницын». Параллельно мы осуществляли мониторинг окружающей среды, чтобы проконтролировать миграцию животных, их численность. В целом на Земле Франца-Иосифа я был пять раз.

— Как изменился архипелаг Земля Франца-Иосифа и обстановка на нем за последнее десятилетие?

— Климатические колебания, на мой взгляд, остаются в пределах нормы. В летнее время стало больше свободного ото льда пространства. Хотя однозначный вывод сделать сложно. Если в 2009 году признаки потепления были выражены явно, то сейчас, несмотря на слишком теплую для высоких широт температуру, количество снега и состояние ледяного покрова скорее говорит об обратном. После двукратного посещения Земля Франца-Иосифа премьером Владимиром Путиным было принято решение очистить архипелаг и другие острова Арктики от накопившихся отходов. Летом этого года начал свою работу национальный парк «Русская Арктика». Были проведены комплексные исследования мест, где сохранились большие запасы бочек из-под дизельного топлива и мазута. Особенно большое внимание было уделено островам Гофмана и Грем-Бэлл, где находятся самые серьезные свалки. Собранные данные будут обработаны до нового года, и начнется разработка проекта по очистке Арктики. Затем уже можно будет говорить о реальных сроках очистки островов от отходов. Опасность в том, что перепады температуры могли привести к интенсивному разрушению бочек, вмерзших в лед, и могли произойти разливы топлива.

— А что происходит с обитателями архипелага, особенно с редкими видами, занесенными в Красную Книгу?

— На Земле Франца-Иосифа наблюдается серьезное увеличение численности тюленей. Поэтому белые медведи чувствуют себя очень комфортно и выглядят сытыми, довольными и счастливыми. На мой взгляд, на архипелаге увеличивается численность моржей. Нами отмечены две большие лежки, о которых мы раньше не знали. Они находятся в районе острова Бэлл и Апполоновых островов, где насчитывается до 300 особей. На птичьих базарах большое число птенцов. Бургомистры, поморники, кайра и так далее.

Еще в 2001 году в ходе экспедиции на Земле Франца-Иосифа мы обнаружили стадо нарвалов в заливе Земли Александры. Это киты, у которых есть бивень. Встреча с этим млекопитающим — большая редкость. Ежегодно ученые проверяли состояние этих животных. Нарвалы не только изменили место своей дислокации, есть надежда, что их популяция будет расти.

— Насколько оправданы денежные вливания в арктический регион?

— Я нигде не видел достоверных данных о том, что выше 78 градуса есть хотя бы какие-то запасы углеводородов. Есть Штокмановское месторождение, найдены залежи в Карском море. На Новой Земле в свое время было открыто месторождение свинца, но скудные запасы и высокая себестоимость работ по добыче металла делают его неконкурентноспособным. На территории Земли Франца-Иосифа геологи в течение 15 лет проводили комплексные исследования. На архипелаге присутствует вся таблица Менделеева, но при этом там нет месторождений газа, нефти, золота, серебра, платины и других ископаемых.

— Тогда для чего нам нужна Арктика, если не брать в счет Севморпуть?

— У меня крепнет убеждение, что те, кто пытается представить Арктику в виде неиссякаемой природной кладовой полезных ископаемых, мягко говоря, лукавят. Кто-то из ученых сказал, что Ломоносовский хребет — это продолжение шельфа и не исключено, что там что-то есть. Однако исследований запасов не проводилось. Мало того, нет технологий, которые позволили бы проводить в Северном Ледовитом океане геологическую разведку и промышленное бурение. Например, глубина моря на Северном Полюсе составляет 4236 метров. Но, Бог с ней, с глубиной! Есть же ледяной панцирь, который находится в непрерывном движении. Остановить эти ледяные поля невозможно. В этом случае ископаемые легче на Луне добывать.

— С какой целью это делается?

— Кому-то Арктика нужна, чтобы достаточно дешевым способом, втыкая флажки в районе Северного Полюса, делать себе имя. Другие на этих слухах пытаются построить бизнес, как в случае с алмазами. Рядом с Архангельском находятся алмазные трубки, которые, как выясняется, никому особо не нужны, поскольку разработка не приносит ожидаемых плодов, кроме расходов. Таким образом, с одной стороны идет пиар-компания, с другой — попытки вытянуть средства из федерального бюджета, чтобы их освоить, а потом сказать, что ничего не получилось.

— На Ваш взгляд, какие перспективы у России по развитию Севморпути?

— Очень хорошо по поводу освоения Северного морского пути говорят опытные капитаны атомных ледоколов. Мол, Севморпуть надо осваивать, но при условии развития атомного ледокольного флота. Дело в том, что в России осталось всего лишь полтора атомного ледокола. «Ямал» практически изношен, а ледокол «50 лет Победы» был сдан в 2008 году. Весь остальной ледокольный флот используется в качестве музеев, либо находится на отстое, потому что атомный ледокол просто так не спишешь. Если развивать флот, то закладку судов надо начинать уже сегодня.

— Как развивается туризм в высоких широтах?

— 10-15 лет назад туристы отправлялись в Арктику с целью посетить Северный Полюс, хотя, кроме льда, там нечего смотреть. В последние два года растет интерес именно к архипелагу Земля Франца-Иосифа. Туристы едут специально посмотреть на уникальную природу и животных, исторические места, где бывали великие исследователи и путешественники: Седов, Нансен, Джексон и другие. Туда, где сохранились старинные стоянки и памятные знаки.

Но опять же, архипелаг Земля Франца-Иосифа — это 191 остров. В этом году там побывало всего около 900 туристов. Рядом находится норвежский Шпицберген, который за сезон посещает 40 тысяч посетителей. Там есть причалы, гостиницы, хорошая взлетно-посадочная полоса. На Земле Александры построена современная и качественная инфраструктура для пребывания на архипелаге российских пограничников, возведен храм. Аэродром может принимать только специализированные рейсы. Так что, нам есть к чему стремиться и деньги надо вкладывать, прежде всего, в инфраструктуру.

— В чем же ценность Арктики для человечества?

— Арктика — кухня погоды. Она определяет ситуацию не только на всем северном полушарии, но и на всей планете Земля. Освоение Арктики должно идти в научно-культурном плане. Немного осталось мест, посещение которых может оставить у человека такие серьезные и глубокие эмоциональные переживания. В Арктике широчайшие перспективы для изучения флоры и фауны.

Я разговаривал с профессором из Австрии, который занимается подготовкой документов с целью отнести Землю Франца-Иосифа к территориям, особо охраняемым ЮНЕСКО. Нельзя не вспомнить, что право открытия архипелага принадлежит именно австрийской экспедиции. Они абсолютно адекватно оценивают возможности культурного освоения Арктики. То же самое демонстрируют англичане.

В России пока, к сожалению, нет комплексного понимания истинной привлекательности Арктики. Это уникальная территория, подвергнутая минимальному антропогенному воздействию, с уникальным животным и растительным миром, и возможностью выработки нового отношения к природе. Пожалуй, только у нас есть люди, которые занимаются Арктикой и не понимают, что это не место для военных конфликтов и условных переделов. Там делить нечего.

Сергей Томилов, Анна Едемская

Возврат к списку