Единая информационная служба
+7 (8182) 21-61-07

Владимир Лойтер: Столицей освоения Арктики должен стать только Архангельск

Владимир Лойтер: Столицей освоения Арктики должен стать только Архангельск
06.09.2011
Владимир Лойтер: Столицей освоения Арктики должен стать только Архангельск

Об Арктике, разработке ее недр и сохранении при этом экологии подводной и надводной арктической территории сегодня дискутируют, пишут, снимают многие. Действительно, тема интересная, актуальная и перспективная. Своими воспоминаниями и мнением о белоснежном и богатом чуде природы любезно согласился поделиться мэтр архангельской журналистики, член Союза журналистов России, директор студии «Поморфильм», заслуженный работник культуры РФ Владимир Лойтер.

— Владимир Яковлевич, как вас «занесло» в Арктику, когда это было?

— В 1969 году я закончил журфак Ленинградского университета и приехал по распределению в Архангельск в телерадиокомпанию «Поморье», где начал с редакторской должности на телевидении. В Архангельске я оказался неслучайно — двумя годами раньше проходил практику в легендарной тогда газете «Правда Севера». А на областное телевидение попал по разнарядке обкома партии.

В первую арктическую командировку со съемочной группой «Поморья» мы отправились в самом начале 70-х годов снимать прием первых судов на ледовых причалах, так называемых «припаях». В то время только-только началось освоение нефтегазового месторождения на Варандее. Геологи начали завозить морским путем оборудование и все необходимое для работы и быта.

— И каков результат вашей первой творческой командировки?

— Наш первый репортаж с Варандея прошел не только на областном телеканале, но и по заказу молодежной редакции «Останкино» по Центральному телевидению. Я в тот раз работал как корреспондент, журналист. Было очень интересно и впечатляюще. К слову, тогда не обошлось без курьезов.

— Что произошло?

— Нам надо было снять судно «Мироныч» со стороны и мы сошли на лед. Не останавливаясь на деталях, поскольку они шли в нарушение безопасности нахождения в арктических условиях, скажу только, что наше судно и ледокол после маневров оказались в километре друг от друга. Мы оказались на льду полураздетыми — без верхней одежды, в ботиночках. Стали продвигаться к «Миронычу» через торосы, после преодоления 200 метров спустился туман — не видно ни зги. Нас потеряли. Из сложной ситуации вышли благодаря гудкам с «Мироныча» — шли на звук. Не без труда с тяжелыми камерой, штативом, преодолев расстояние с торосами, расщелинами, как я говорю «через тундру — в тапках», все же благополучно вернулись на судно, долго прогревались всеми возможными способами. В общем, анекдотичная ситуация вышла.

Потом в разные годы я бывал в Арктике на острове Колгуев, Вайгач, Нельмин Нос, Нарьян-Маре, Амдерме, Ардалинском месторождении. Так что Арктика для меня со временем стала привычной, но в то же время и необычной, потому что там все время что-то интересное происходит.

— Насколько разительна визуально разница между командировками?

— Я видел и ужасное, и созидательное. Из последнего поражает то, как изменились города, поселения. Не сравнить с прежним нынешний Нарьян-Мар, выросший до современного европейского уровня. Сегодняшний Нельмин Нос — это цивилизованное поселение коренных ненцев, из числа которых в процессе приведения их к оседлому образу жизни, повышению образовательного уровня, вышло немало интеллигентных людей: Прокопий Явтысый, Василий Ледков, Владислав Песков, Александр Выучейский и другие.

А потом я был свидетелем, как уничтожалась природа Арктики. Когда, к примеру, в Амдерме стояли военные со всей своей инфраструктурой. Главным ударом по уникальной природе, конечно же, были горюче-смазочные вещества, брошенная техника. И дело не в том, что армейские люди такие плохие, а в том, что вывоз отходов, списанной техники стоил больших денег. И руководство шло по простейшему пути — все бросить, загадив тем самым среду обитания. Уже тогда, в 80-е годы поражал размах бесхозяйственности, разгильдяйства. В этот же ряд можно отнести и главных идеологов по освоению природных ресурсов Арктики — газовиков, нефтяников, гнавших технику, грузы на гусеничных вездеходах по нетронутому мху и бросавших в тундре отработанную технику. Мне трудно бросать камень в их огород, но я не могу не сказать, что вели они себя безобразно с экологической позиции. Понятно почему — они не ощущали себя хозяевами этой земли. Огорчает тот факт, что советский экологический пофигизм перешел и в новую историю России. Мне приходилось общаться с коренным населением, так вот ненцы очень переживают по поводу такого бесчеловечного отношения к их исконным землям, пастбищам. Мы снимали, поднимая эту проблему. Но, увы…

А потом наступили лихие 90-е. И в тундре, Арктике стали появляться города-призраки. Один из них Амдерма. Острова Новой Земли, где стояли радиолокационные станции, тоже приводят в ужас. Пролетая над ними, становилось страшно и от дурного хозяйствования, и от того, какое же у нас слабое законодательство.

Совсем другое отношение к природе Арктики со стороны иностранных недропользователей. Взять, к примеру, американскую компанию «Полярное сияние», осваивающую Ардалинское месторождение. Они даже ягодку морошки не могут сорвать, грибочек срезать на территории терминала и вокруг него. Сделать это им не позволяет их культура, а главное — новое природоохранное законодательство. Американцы и российских сотрудников, рабочих приучили к такому бережному отношению. С приходом в Арктику мощных зарубежных и российских компаний меняется психология и культура поведения на территории национальных парков, особо охраняемых территорий. И это прекрасно!

— Освоение Арктики пока в самом начале. Как вы считаете, насколько отразится вторжение человека, техники на экологии Арктики? Что можете сказать о связи глобального потепления и освоения арктических шельфов?

— При недавнем моем посещении арктических территорий я обратил внимание на то, что там, где когда-то лежал вечный снег, сегодня голые скалы, камни, огромные участки оголенной земли. В частности, в Ледяной гавани, где когда-то была экспедиция Беринга. Планета Земля переживает очередной непростой этап в эволюции своего развития. Как известно, были и потепления, и ледниковые периоды. Теперь много говорится и пишется о парниковом эффекте. Одни говорят, что эти процессы не играют большой роли, другие наоборот. В любом случае человек должен быть озабочен бережным отношением к природе Арктики, и не только. Любое изменение в биосфере — естественное или как результат урбанизации — оно влечет за собой страшные последствия. И в этой связи при возрождении Северного морского пути, без которого не обойтись мировой и российской экономике, при освоении арктических шельфов человеку нужно быть крайне осторожным и предупредительным.

А теперь о самом главном. Столицей освоения Арктики должен стать только Архангельск. С открытием у нас Северного (Арктического) федерального университета город превращается в большой научно-студенческий инновационный центр. Создание САФУ — это то единственное, что может вернуть Архангельск из забвения. С приходом САФУ поменяется вся инфраструктура города. На САФУ будут работать две-три четверти промышленности не только Архангельска, но и области. Наукоемкие технологии потащат за собой наукоемкие производства, и тогда начинает работать и Архангельск, и Северодвинск, и космодром «Плесецк». Институты и программы направлены на грамотное освоение Арктики. Таким образом, САФУ становится тем самым «паровозом», который вытащит и придаст Архангельску статус и университетского города, и «ворот» в Арктику. Исторически это оправдано.

Возврат к списку