Единая информационная служба
+7 (8182) 21-61-07

Две стороны ювенальной медали

Две стороны ювенальной медали
02.06.2011
Две стороны ювенальной медали

Ювенальная юстиция — это защита детей и подростков от произвола взрослых или подрыв устоев русской семьи? К чему приведут внедряемые в России нормы ювенальной юстиции?

Наказать нельзя помиловать

Более 80 процентов несовершеннолетних, однажды совершивших преступление, нарушают закон повторно. Этой проблеме посвятили множество исследований и дипломных работ сотрудники и студенты кафедры социальной работы САФУ (ПГУ). Психологическое состояние детей после выхода из мест заключения меняется в худшую сторону.

«Это значит, что мы что-то делаем не так. Процентов 70 из этих детей не должны изначально были попасть в колонию, — говорит заведующая кафедрой социальной работы САФУ Раиса Данилова. — 

В тюрьме дети получают негативный опыт, который заставляет их возвращаться на неправильный путь снова и снова. Ювенальная юстиция должна нести защищающий и предупреждающий характер».

Ювенальная юстиция предполагает создание особой системы исполнения наказаний в отношении несовершеннолетних. Но как на практике будет осуществляться совместная работа правоохранительных органов, психологов, социальных работников пока непонятно.

«Введение определенной системы или хотя бы ее элементов необходимо, — считает заведующая кафедрой уголовного права и процесса САФУ Наталья Машинская. — Пленум Верховного суда „О судебной практике, регламентирующей особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних“ предписывает судам при рассмотрении уголовного дела использовать международно-правовые акты и внедрять ювенальные технологии». Это должно обеспечить соблюдение прав несовершеннолетних в уголовном процессе и одновременно стимулировать их отказываться от совершения преступлений. Но каким образом реализовывать на практике эти ювенальные технологии не прописано. Фактически это оставляет несовершеннолетних безнаказанными.

В российской практике распространенной причиной закрытия дел, в которых фигурируют несовершеннолетние, все чаще становится «примирение сторон». Но вопрос о том, признал ли подросток свою вину формально или он действительно раскаялся, часто остается без ответа.

В зарубежных странах для таких случаев существует специальная примирительная комиссия. Процесс примирения жертвы и несовершеннолетнего обидчика проводит специально обученный медиатор. Психолог с помощью особой методики ведет ребенка к осознанию проступка. При этом на подростка возлагается обязанность возместить причиненный жертве ущерб.

Действующий российский уголовно-процессуальный кодекс не предписывает, каким образом этот вред будет возмещен. И в настоящее время несовершеннолетний не несет никакой ответственности за свои действия и такая безнаказанность побуждает «подрастающее поколение» на совершение новых преступлений.

Формальное копирование ювенальной практики зарубежных стран не поможет, если не привлечь к работе грамотных, квалифицированных специалистов, которые будут подробно разбирать ситуации и проводить кропотливую работу с каждым правонарушителем.

«Плохой папа, хороший я»

Еще одно толкование ювенальной юстиции предполагает защиту прав ребенка. Наряду с ювенальными судами создается отлаженная структура, специалисты которой следят за соблюдением прав ребенка. Так, органам опеки дается право забирать ребенка из семьи по ряду причин, которые, по их мнению, нарушают права и свободы несовершеннолетних. От недостаточно высокого уровня материального обеспечения «ячейки общества» до отсутствия определенных продуктов в холодильнике. При этом дети могут спокойно пожаловаться на своих родителей — широкое распространение получают «телефоны доверия». Таким образом, права и свободы ребенка в отношении с правами родителей становятся приоритетными, и родители оказываются в ситуации, когда они всегда неправы. Уже известны случаи, когда дети, жалуются на родителей с целью манипулировать взрослыми.

Контроль за соблюдением прав детей, несомненно, нужен. Но как избежать «перегибов» этой системы? Когда у любящей бабушки, которая наводит порядок перед новогодними праздниками, отбирают внука только потому, что в комнате бардак? Или из семьи забирают ребенка, обнаружив в холодильнике просроченные продукты…

Понять, разобраться и помочь семье, в случае, когда это действительно необходимо, может только высококвалифицированный специалист, социальный работник с отличным знанием психологии. Но как он будет выполнять свою работу, которая все равно будет предполагать выполнение определенного плана «по спасению детей», за свою зарплату в 5–7 тысяч рублей?

Любовь или закон?

IMG_3408.JPGДля русской православной церкви лишение родителя слова в воспитании собственного ребенка — это разрушение всех вековых традиций, на которых строится традиционная русская семья с ее классическим принципом «кнута и пряника».

«Ювенальная юстиция не защищает права ребенка — это чистая формальная акция, которая внешними законами пытается решить законы нравственные», — считает настоятель домового храма САФУ во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского, руководитель миссионерского отдела Архангельской епархии протоиерей Евгений Соколов.

«Нравственная область не может быть подчинена юридическим законам. Ювенальная юстиция не признает никаких нравственных законов, она признает только юридические отношения в семье. Нельзя заставить человека любить, это огромный опыт. Мы идем к тому, что между родителями и детьми не остается любви, а есть только права и обязанности», — говорит отец Евгений. По его словам, ситуация похожа на исполнение древнего пророчества, по которому к концу света дети до последних дней будут командовать родителями.

«В свое время, когда я читал об этом, я не понимал, как это может быть. Еще 15–20 лет назад голову не приходило, что дети без житейского опыта образования и знаний могут взять вверх. Оказывается, что в юридической области это возможно», — подчеркивает Евгений Соколов.

«Любой закон должен быть тщательно отработан. Я думаю, что пройдет достаточно времени, прежде чем система ювенальной юстиции будет введена. Убеждена в том, что если мы хотим воспитать человека с чувством достоинства и чести, мы должны создавать условия, чтобы с малых лет дети были готовы отставить свою позицию и противостоять насилию, особенно домашнему», — считает ректор САФУ Елена Кудряшова.

Не будем забывать и том, что зачастую семья оказывается в сложном положении, потому что не получает своевременную помощь. Государству необходимо поддерживать институт семьи, в том числе и материально. Тогда, может быть, не придется наказывать родителей, отбирая у них самое дорогое.

Олеся Кульба


Возврат к списку