Единая информационная служба
+7 (8182) 21-61-07

«Сеять разумное, доброе, вечное…». Истории АГПИ – ПГУ посвящается

1 курс ф-та литературы и языка 1947-48 уч. год
01.06.2011
«Сеять разумное, доброе, вечное…». Истории АГПИ – ПГУ посвящается

Коллектив авторов подготовил к изданию очерк об истории Поморского государственного университета. «Уже можно подводить итоги деятельности вуза, который официально перестал существовать 27 мая 2011 года. Все-таки история Поморского государственного университета завершилась на днях, нужно остыть, «переварить» информацию, чтобы быть объективными», — говорит ведущий автор очерка, доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой всеобщей истории САФУ (ПГУ) Андрей Репневский. Над книгой, кроме Андрея Репневского, работал коллектив авторов — Полярина Синицина, Андрей Силин, Флера Соколова, они поддержали проект, написав отдельные главы.

«Нам хотелось написать не только историю АГПИ, но и своеобразную предысторию — рассказ о том, как развивалось педагогическое и высшее образование на Севере, — рассказывает Андрей Репневский. — Поэтому первые части книги посвящены становлению интеллигенции и учительства Русского Севера с конца XIX века и до начала Великой Отечественной войны».

«…К 1917 году сеть учебных заведений на Европейском Севере была представлена исключительно низшими и средними профессиональными школами. Только 7% представителей северной интеллигенции к началу ХХ века имели высшее образование, тогда как в среднем по России их удельный вес среди работников интеллектуального труда был в 2 раза выше…« — рассказывает «летопись» АГПИ.

После революции ситуация мало изменилась — к концу 30-х годов прошлого века на Европейском Севере был всего один вуз — Вологодский молочно-хозяйственный институт.

Но Северу необходимы были специалисты. И в 1929 году был создан Архангельский лесотехнический институт, а 1 ноября 1932 года набрал своих первых студентов Архангельский вечерний педагогический институт. Правда, изначально он являлся отделением вечернего Вологодского краевого педагогического института. В том же году в Архангельске появился и медицинский вуз.

«Высшему образованию Архангельской области повезло в том отношении, что в 30-е годы на Север ссылали некоторых политзаключенных — бывших преподавателей центральных высших образовательных учреждений. Обычно им не запрещалось работать в периферийных вузах. Благодаря этому институты Архангельска получили многих квалифицированных преподавателей. Кроме того, в годы Великой Отечественной войны знаменитые ученые были вынуждены выехать из Ленинграда, Москвы в эвакуацию на Север. Эти факторы положительно повлияли на процесс становления высшей школы в нашем регионе», — объясняет Андрей Викторович.

Историческое, филологическое, биологическое и физико-математическое отделения в АГПИ были созданы первыми. И филологи, и историки внесли большой вклад в патриотическое воспитание советских людей еще перед войной. Андрей Репневский вспоминает слова, которые многие приписывают Уинстону Черчиллю: «Отечественную войну для СССР выиграла сельская учительница русского языка и литературы Марья Ивановна — она сумела привить своим ученикам патриотизм и любовь к Родине. В книге нам хотелось показать, как воспитывалось это чувство. Как во время войны педагогический вуз, чьи сотрудники не могли сделать никаких военно-технических изобретений, все-таки помог Родине выстоять и победить. Учителя делали свое великое гуманитарное дело. Ведь стреляет не винтовка, стреляет человек. И он должен быть убежден, что делает это по праву. «Я стреляю! И нет справедливости справедливее пули моей, — писал о такой ситуации в одном из своих стихотворений поэт Михаил Светлов. Перед войной и во время войны приходилось учить такой страшной справедливости. Но вообще то, гуманитарные, педагогические науки не учат убивать. Они учат любить жизнь. Они занимаются воспитанием и развитием личности. И поэтому их значение нельзя недооценивать. Подготовленная нами книга об истории педагогического вуза убеждает в этом».

Сам АГПИ выживал в военные годы с трудом. Преподаватели и студенты, а это были в основном женщины и девушки, собирали последнее, что у них было, вплоть до ушанок и носков — и отправляли в фонд обороны. Они же таскали из реки на бирже ледяные бревна — чтобы отопить сотню печей требовалось огромное количество дров. Они работали на разгрузке кораблей союзников, трудились на полях подсобного хозяйства, обучались военному делу и не забывали учиться. Лекции часто писали на полях старых газет, так как тетрадей почти не было.

Педагогический и лесотехнический институты, по словам автора очерка, уже соединялись, правда, только территориально. Осенью 1941 года в АГПИ был размещен военный госпиталь. Педагогический институт переехал на время в лесотехнический вуз, где и находился до начала 1942 года. Его факультеты занимали в главном корпусе АЛТИ часть верхнего этажа.

«Мы заканчиваем историю АГПИ тем периодом, когда бразды правления были переданы от Анатолия Куратова его ученику Владимиру Булатову. Именно у Булатова зародилась мысль превратить педагогический институт в академический университет. Но это уже совсем другая история», — подытоживает Андрей Репневский.

Книга об истории педагогического института написана и ждет своего издателя. Возможно, в этом качестве выступит правопреемник ПГУ — Северный (Арктический) федеральный университет.

Светлана Кузнецова

Возврат к списку