Единая информационная служба
+7 (8182) 21-61-07

Бензиновый вопрос: за все ответил потребитель

Марсель Губайдуллин, директор института нефти и газа С(А)ФУ
20.05.2011
Бензиновый вопрос: за все ответил потребитель

Россия давно закрепилась среди лидеров по добыче углеводородов. Не так давно прозвучала информация, что отечественная индустрия обогнала в марафоне по извлечению нефти из земных недр закоренелого чемпиона — Саудовскую Аравию. Правда, нашему потребителю это не сулит никаких дивидендов. Автомобилисты постоянно находятся под «прессом» сомнительного бензинового ценообразования.

Осложнению сырьевого вопроса предшествовала череда революционных событий в африканских странах. Наметилась гражданская война в Ливии, чья нефть считается чуть ли не лучшей в мире по качественным характеристикам. Конфликты в нефтедобывающих регионах играют на повышении цен на нефть. И это, можно сказать, ценообразовательная константа.

Однако в России сложилась особая конъюнктура. Естественно, производителям и поставщикам выгодно сбывать продукт там, где он дороже. В ситуации, сопровождающейся ростом мировых цен на нефть, внешний рынок более выгоден. Экспортный уклон, по официальной версии, стал причиной топливного дефицита и ажиотажного спроса на внутреннем рынке. Особенно показательны в этом плане Алтай, Воронеж, Новосибирск, Санкт-Петербург и Сахалин, где на АЗС стали отпускать топливо в ограниченных количествах.

Впрочем, и наши эксперты, преподаватели С(А)ФУ, говорят, что неоднократно сталкивались с ситуациями, когда на региональных автозаправках отсутствовал 95-й бензин. Кроме того, увеличились цены. Тот же 95-й подрос на полтора-два рубля. И сейчас он стоит 25,70–26,00 рублей за литр.

«Объективных оснований для дефицита бензина в России нет, — считает директор института нефти и газа С(А)ФУ Марсель Губайдуллин. — По данным за 2010 год, было добыто 500 миллионов тонн нефти. В этом году снижения показателей не наблюдается. Поэтому с уверенностью можно сказать, что ажиотаж с нехваткой бензина искусственно раздувают поставщики. Цель у них, вероятно, одна — добиться повышения цен на этот нефтепродукт».

Российское правительство отреагировало на «бензиновые события» введением заградительных пошлин. С 1 мая экспортная пошлина на светлые нефтепродукты повысилась с 283,9 долларов до 304,0 долларов за тонну (не будем забывать и о введении акциза на топливо, благодаря которому правительство планирует финансировать дорожный фонд). Где-то даже были отстранены от исполнения обязанностей руководители компаний. И все же цены не снижаются даже под рычагом «ручного управления».

«Объективных экономических оснований для роста розничных цен нет, — говорит Николай Залывский, заведующий кафедрой экономики ПГУ. — Если экономический эгоизм поставщиков является единственным реальным основанием, то дальше начинается серия действий, обеспечивающих получение сверхдоходов. Инструментом получения сверхдоходов является ценовая дискриминация оптовых и розничных потребителей. Речь нужно вести о моральной распущенности топливных олигархов, для которых динамика собственных доходов выше доверия потребителей, власти и бизнеса».

По словам экономиста, повышение экспортной пошлины на нефтепродукты было адекватной мерой правительства. Однако производители и поставщики топлива возместили потерянную выгоду за счет отечественного потребителя. Это, по мнению Николая Залывского, свидетельствует о том, что в России пока так и не сложился институт государственно-частного партнерства.

Вадим Рыкусов

Возврат к списку