Единая информационная служба
+7 (8182) 21-61-07

Георгий Голицын: Океан — важнейшее звено в изменении климата

Академик Георгий Сергеевич Голицын
03.07.2014
Георгий Голицын: Океан — важнейшее звено в изменении климата

Такие люди, как академик Георгий Сергеевич Голицын, в Архангельск приезжают не часто. Академик РАН, специалист по физике атмосферы и океана, представитель княжеского рода Голицыных, Георгий Сергеевич интересен просто как собеседник, но в рамках организованной в университете конференции мы решили поговорить с ним об океанографии и катаклизмах.

— Георгий Сергеевич, расскажите, пожалуйста, о вашей совместной работе с китайскими коллегами.

Мы уже больше двадцати лет сотрудничаем с одноименным институтом физики атмосферы в Пекине. У нас проводятся регулярные конференции. И знаете, конференция в САФУ — девятая по счету. Лет шесть назад была официально оформлена российско-китайская виртуальная лаборатория; документы подписывали президент нашей академии наук, президент Китайской академии наук, который в нашем институте провел, наверное, часа три. Теперь наши ученые ездят в Китай, их представители приезжают к нам. Это сотрудничество очень полезное. На конференции в САФУ мы с китайскими коллегами обсуждаем, кто что делает, какие планы имеет на будущее. Самое актуальное — исследования по загрязнению атмосферы (её химический состав, сколько, где каких газов и как они распределены по высотам), моделированию климата, методы обработки спутниковых данных.

— Вы занимаетесь также и океанографией. Можете сказать, насколько вопросы океанографии актуальны на данный момент?

Скажем так, я занимаюсь океанографией время от времени. Но тут, на Севере, целый океан, который имеет огромное значение. Ведь здесь и добыча нефти и газа начала развиваться. В советское время в основном изучались проблемы, связанные с военно-морским флотом. Сейчас военное направление изучается, конечно, куда меньше. Потом, океан — это громадный резервуар тепла и важнейшее звено в изменении климата. Так что современные модели климата моделируют не только движение воздуха, но и движение вод, и теплообмен между ними, и газообмен.

Лично я года три назад плотно изучал возникновение волн на море. В последние годы еще изучаю развитие загрязнения на водной поверхности и какова роль в этом морского волнения.

— А океанография северных морей имеет свои особенности?

Ну, здесь есть лед, как вы понимаете. Он по-своему влияет на взаимодействие атмосферы с океаном. Тепло через лед не передается, и газовый обмен очень затруднен. Хотя если лед трескается и появляются полыньи, то мощный обмен может идти через них.

— А можете рассказать о своих исследованиях последствий катаклизмов?

Да, мне принадлежат работы, посвященные последствиям ядерной войны. Дело в том, что я очень интенсивно с конца 60-х годов занимался исследованиями других планет. Тогда и наши посылали к Венере и Марсу космические корабли, и нужно было иметь представление о том, какая там погода, какие температуры. Сейчас детальные модели климата на этих планетах создаются с помощью компьютеров, а в те времена ничего такого не было. Но мне все же удалось сообразить, как можно, исходя из неких общих положений, оценить скорость ветра, температурный режим на Венере и Марсе.

На Марсе бывают пыльные бури. Никакой растительности на этой планете, естественно, нет, а поверхность покрыта песком. Плотность атмосферы примерно в шестьдесят раз меньше, чем на Земле. И время от времени из-за контраста температур появляются сильные ветры, которые поднимают огромные тучи пыли. Такие пыльные бури на Марсе случаются каждый год (хотя марсианский год намного длиннее, чем у нас) и иногда покрывают всю планету пыльной дымкой.

— А какое отношение это имеет к ядерной войне?

Было обнаружено, что когда атмосфера в пыли, то солнечное тепло не доходит до поверхности планеты и поверхность охлаждается. А летающая пыль — она настолько мелкая, что не задерживает уходящее тепловое излучение. Если вы слышали выражение «парниковый эффект», то здесь «антипарниковый эффект».

Это и есть вызванная пылью зима. Как-то получилось, что я первый провел аналогию с тем, что может случиться на Земле после ядерной войны. Первый сообразил, провел расчеты и установил это соответствие. Потом меня звали на разные конференции, два года я проработал в специальной комиссии в Организации Объединенных Наций.

— А Марс вообще пригоден для заселения с точки зрения климата? Все-таки сейчас интерес к нему явно вырос.

Пока что полеты на Марс — это больше слова. Для подобных проектов требуются огромные деньги. Но если подобный полет когда-нибудь и будет, то это будет совместная программа разных стран. Для одной страны такой проект будет слишком дорогим. В принципе, возможна и колонизация Марса, несмотря на климатические условия. Только нужны источники энергии, средства доставки, плюс колонизация предлагает и перелет обратно. Так что это дело, наверное, будущего столетия.

Возврат к списку