Единая информационная служба
+7 (8182) 21-61-07

Виктор Блажеев: Главное, что у нас есть национальная система образования

Виктор Блажеев: Главное, что у нас есть национальная система образования
23.05.2014
Виктор Блажеев: Главное, что у нас есть национальная система образования

Прошедший в Северодвинском филиале САФУ круглый стол «Модернизация системы непрерывной подготовки квалифицированных рабочих и служащих, специалистов среднего звена в Российской Федерации» стал важнейшей частью масштабного обсуждения образовательной системы страны, инициированного Общероссийским народным фронтом. В САФУ эксперты вырабатывали предложения по модернизации системы среднего профессионального образования.

Виктор Блажеев, ректор Московского государственного юридического университета имени О. Е. Кутафина, член Центрального штаба Общероссийского народного фронта, был докладчиком на пленарном заседании и участником дискуссионной площадки, посвященной модернизации системы непрерывной подготовки квалифицированных рабочих и служащих, специалистов среднего звена в Российской Федерации.

— Виктор Владимирович, Общероссийский народный фронт, эксперты в сфере образования инициируют три таких масштабных мероприятия с обсуждением школьного, среднего профессионального и высшего образования. Вопрос: зачем? Полагаю, что с точки зрения среднестатистического гражданина, внешне все может казаться благополучным: молодежь продолжает учиться; учителя, преподаватели продолжают давать знания.

— Тем не менее, проблемы в сфере образования все равно существуют. На круглом столе, посвященном среднему профессиональному образованию, вы могли видеть, сколько вопросов было обозначено. Система функционирует, но постоянно требуются корректировки.

Есть определенные уровни образования, и эти уровни между собой связаны. И на каждом уровне есть свои вопросы и проблемы. И для того чтобы сложилась целостная картина, необходимо более углубленно и обстоятельно обсуждать проблемы на разных уровнях. А затем будут сделаны важные выводы.

— Как бы вы охарактеризовали нынешнее состояние российского образования в сравнении с советским периодом или, скажем, в сравнении с Европой и США?

— Я считаю, что сравнивать советскую систему образования с нынешней нельзя, потому что есть определенные вызовы времени, и образование должно соответствовать этим вызовам. Болонский процесс, глобализация — это объективная реальность. Система, в которой, к примеру, учился я, была хороша для своего времени. Образование консервативно само по себе, и традиции должны сохраняться, но в то же время образование должно отвечать современным вызовам.

Если брать зарубежные системы, то мне кажется, что даже при текущих процессах глобализации образование — это все-таки национальный продукт. Оно должно, безусловно, учитывать те новые тенденции, которые существуют (в том числе и зарубежные), но оно не может на 100% копировать те системы, которые сложились в других странах. И если присмотреться, американская и немецкая системы (к которым мы очень близки, поскольку в свое время многое заимствовали из них) они все-таки разные.

Я считаю, что наша система образования полноценно функционирует. Конечно, есть проблемы. Но они всегда возникают. Главное, что у нас есть национальная система образования.

— Как выпускник колледжа хочу спросить, что, на ваш взгляд, все-таки повлияло на престиж приобретения рабочих профессий и СПО?

— Я тоже в свое время закончил СПО. Я считал, что это вполне закономерно. Не стал заканчивать десятый класс, потому что уже в восьмом классе у меня появилась мотивация работать, и захотелось двигаться в этом направлении, чтобы быстрее в профессию погружаться. К восьмому классу я уже определился, чем же хочу заниматься в жизни. И я запланировал: сперва юридический техникум, а потом высшее образование. Это нормальный процесс профессионального роста, профессионального движения, когда ты подробно постигаешь разные уровни.

Многое из того, что связано с проблемами СПО, является следствием появления очень большого количества учебных заведений, которые дают высшее образование. А иногда даже не высшее образование, а просто диплом. Это нанесло сокрушительный удар по СПО. Юридическую подготовку в стране ведет 1200 вузов и филиалов. В Советском Союзе такую подготовку вели всего 53 вуза. Сравните — 1200 и 53! Это влияние рынка и зачастую вопрос выживания, особенно когда речь идет о непрофильных вузах, которые открывали юридические факультеты, чтобы проще было заработать деньги. В свое время не было достаточных регуляторов, чтобы сдерживать этот процесс.

— Не стоит ли в таком случае вводить жесткое государственное регулирование доступности высшего образования?

— Я считаю, что нормально должна работать система аккредитации образовательных учреждений. В частности, должна очень эффективно работать общественная аккредитация, которая, кстати, предусмотрена сейчас по действующему закону. В рамках своей корпорации мы делаем это. Я имею в виду юридическую корпорацию: Ассоциация юристов России, Комиссия по качеству юридического образования, которую возглавляет Сергей Вадимович Степашин. Мы проводим общественную аккредитацию учреждений, ведущих юридическую подготовку.

Вопрос в том, как результаты общественной аккредитации могут влиять на государственную аккредитацию. Я думаю, что мы найдем механизм, согласно которому результаты общественной аккредитации будут учитываться при государственной аккредитации. С моей точки зрения, будущего у государственной аккредитации нет, будет общественно-профессиональная аккредитация.

— Но на престиж СПО повлияла не только доступность ВПО, были и другие причины?

— Были, конечно. Например, экономические, что греха таить. Вообще, человек будет учиться, когда у него есть мотивация, есть хорошая работа или перспектива ее получения.

— Бытует мнение, что проблему рабочих кадров можно решить, привлекая мигрантов, гастарбайтеров.

— Понимаете, квалифицированный рабочий сейчас — это специалист, который может управлять сложнейшими системами, высококультурный человек. Это не рабочий девятнадцатого века или двадцатого века. Это человек другой формации.

Возврат к списку