Единая информационная служба
+7 (8182) 21-61-07

Экхарт Хётцель: Заниматься переводом с русского языка и не знать Достоевского — непрофессионально

Экхарт Хётцель: Заниматься переводом с русского языка и не знать Достоевского — непрофессионально
11.04.2014
Экхарт Хётцель: Заниматься переводом с русского языка и не знать Достоевского — непрофессионально

Французский гость САФУ Экхарт Хётцель занимается одной из самых важных для международной деятельности cферой — переводом. В Университете Страсбурга он возглавляет Институт перевода и международных отношений. Экхарт Хётцель прочитал открытую лекцию в Институте филологии и межкультурной коммуникации и ответил на вопросы пресс-службы нашего вуза. В интервью он раскрыл, наверное, все грани профессии переводчика.

— Господин Хётцель, Ваш визит в САФУ — это дело случая или результат долгой переговорной работы?

— Надежда Ивановна Тарасова (доцент кафедры перевода и прикладной лингвистики ИФиМК) была на стажировке в Институте перевода и международных отношений Университета Страсбурга в октябре-ноябре 2012 года. Она приезжала на стажировку по стипендии французского правительства. И тогда зашел разговор о возможном сотрудничестве, и мы запланировали этот визит.

Конечная цель моей поездки — разработать, а в перспективе — подписать соглашение о совместной магистерской программе по переводу. Но в какой форме это будет реализовано — это мы сейчас и обсуждаем с сотрудниками САФУ.

— Почему Вы решили связать свою жизнь с переводом?

— Да, это долгая история! С самого детства моя жизнь сложилась таким образом, что я жил между двумя странами (Францией и Германией), и потому перевод с одного языка на другой был естественным жизненным процессом.

Когда я пришел работать в Институт перевода и международных отношений и стал выполнять административные обязанности директора, я решил, что будет вполне естественно начать преподавать перевод, для того чтобы лучше разбираться в этом вопросе с профессиональной точки зрения. Можно сказать, на выбор профессии повлияло место жительства.

— Вероятно, приграничное положение Страсбурга подталкивает к изучению языков, к переводу?

— Ну, исторически Страсбург, действительно, всегда находился между двумя культурами — французской и немецкой, и даже переходил от одной страны к другой. Но сегодня Страсбург — в полной мере французский город, в нем говорят по-французски и живут, как в других французских городах. Хотя некоторая часть жителей города — эльзасцы, которые говорят на эльзасском диалекте. Это диалект немецкого языка. Если пересечь Рейн, то уже на территории Германии Вы увидите и услышите людей, говорящих на этом диалекте. Но если в Германии он поддерживается, то в Страсбурге — потихоньку исчезает.

— Профессиональный переводчик в Германии должен знать не только основные языки, но и отдельные диалекты?

— Нет, на самом деле в компетенцию переводчика не входит знание диалектов. Переводчик совершенно не обязан знать диалекты, их не преподают в университетах, это не кодифицируемые языки. Переводчик может просто иметь «настроенное ухо» на подобные вещи, распознавать диалектальные особенности языков, но в принципе с диалектов не переводят.

Хотя можно заметить, что Австрия после вступления в Европейский союз, настояла на том, чтобы некоторые немецкие диалектные формы были зарегистрированы как официальные, потому что они используются на территории страны.

— Какие запросы существуют к профессии переводчика в обществе XXI века, в котором многие уже говорят на двух-трех языках?

— Дело в том, что следует различать разновидности переводчиков. Ведь если в русском языке есть только одно слово «переводчик», то в большинстве других языков есть отдельные слова, обозначающие «переводчик письменных текстов» и «устный переводчик». Например, в английском языке есть слово «translator» и слово «interpreter».

Для двух видов перевода требуется разный уровень компетенций. Самая очевидная разница — для письменного перевода требуется знание определенных технических инструментов, стилистических средств и т. п. Устному переводчику эти вещи совершенно ни к чему, но ему нужна определенная психо-речевая устойчивость, устойчивость к стрессу. Две разновидности переводческой специальности объединяет одно требование — превосходное знание языков, с которыми работает переводчик.

— Требуются ли еще какие-либо специальные навыки для профессии переводчика? Нужно ли читать специальную литературу?

— Ну, разумеется! Начинающий письменный переводчик обычно старается специализироваться в определенных областях, поэтому ему нужно читать очень много специальных текстов. Хотя для устного переводчика большого смысла в этом нет. Особенность его работы такова, что он должен за очень короткое время уметь подстраиваться под специфику того мероприятия, на котором занимается переводом. Устный переводчик постоянно «перескакивает» с предмета на предмет.

Каждому переводчику нужно иметь некую устойчивую базу энциклопедических знаний. Он должен выбирать эти знания и оперировать ими. Молодое поколение, которое приходит сейчас, мы называем «поколением Википедии». Они с детства привыкли к тому, что нет нужды что-то изучать, чем-то глубоко интересоваться. Они знают, что можно сделать два клика компьютерной мышью, открыть Википедию и все быстро прочитать. Современное поколение сложнее обучать переводу.

Важен ли для профессионального переводчика фактор путешествий?

— Путешествия, конечно же, всегда ценны как источник дополнительных знаний для переводчика. Правда, в сегодняшнем мире путешествия становятся очень простыми по сравнению с эпохой, в которой когда-то жили мы, еще до проектов вроде Erasmus Mundus. Тогда было сложнее путешествовать по Европе, границы были закрыты, существовали другие преграды.

Сегодня люди путешествует легко, особенно если позволяют финансы. Но важен не сам факт путешествия, а то, что мы из этих путешествий привозим. Насколько полезно приехать в другую страну и просто поваляться там на пляже? Или лениво побродить там по улицам, не заметив ничего особенно интересного? Истинное путешествие совершается для того, чтобы увидеть жизнь людей и узнать их историю. Это и есть багаж полезных знаний, который следует привозить с собой из поездки.

— В таком случае, что бы Вы порекомендовали молодому поколению, которое планирует заняться переводом? Как себя готовить к профессии?

— Во французских вузах проводятся вступительные экзамены, и на этих экзаменах легко выявляются навыки и знания абитуриентов, которые нельзя наверстать за один месяц, и даже за один год. Это любовь к чтению классической литературы, это интерес к актуальным международным событиям, к важным открытиям в науке и технике, к актуальным событиям в культуре и искусстве. Это и большая личная открытость, готовность к постоянным переменам. Наконец, установка на постоянное пополнение собственных знаний. Абитуриенты, у которых мы видим такие качества, проходят в вуз. Но я повторю, что все это нельзя получить за один месяц, такие качества появляются в течение большого периода жизни в семье и школе.

Могу привести простой пример. Один из моих коллег (из экзаменационной комиссии отделения устного перевода) на вступительном экзамене может задать такой вопрос: «Назовите пять самых крупных рек Африки». Переводчику и такое полагается знать!

На самом деле, мы считаем, что если студент не отвечает на этот вопрос, то это не так страшно. Все-таки это, действительно, специализированная информация, которую можно быстро где-то посмотреть, можно легко забыть. Но тому же абитуриенту задаем другой вопрос: «Что Вы слышали о событиях на Украине?» Если абитуриент не знает о происходящих там событиях, не знает исторической подоплеки той трагедии, которая сейчас там разворачивается, не имеет представления о сложном характере этих событий, то он едва ли сможет поступить в наш институт.

Хочу отметить, что наш институт ведет совместную работу с переводческими службами в европейских институтах. Нас интересуют международные события, которые касаются непосредственно жизни в Европе. Возможно, в других учебных заведениях, которые будут нацеливать студентов на другие виды перевода, знания о политических событиях будут не так важны. Для нас же это очень важно.

— Значит, переводчики, которых вы готовите, должны любить классическую литературу. А какую именно?

— Важна сама любовь к литературе. На собеседовании мы часто спрашиваем у абитуриента название последней книги, которую он прочитал. Знаний конкретных произведений мы, конечно же, не станем требовать. Вообще для переводчика литература не цель, а средство. Она помогает ему понять культуру определенной страны, и в этом плане она важна в первую очередь (если, конечно, речь не о литературном переводчике).

Самый простой пример: заниматься переводом с русского языка и при этом не знать Достоевского — это очень непрофессионально. К сожалению, молодежь сейчас читает все меньше. Когда мы просим своих студентов в рамках какого-то курса прочитать хотя бы две книги, они начинают роптать и жаловаться, что две книги — это много.

— На презентации магистерских программ у нас в САФУ один из преподавателей, говоря об изучении языков, сказал, что «английским языком сейчас никого не удивишь», поскольку его знают почти все. Поэтому многим молодым людям следует ориентироваться на другие языки. А какие языки сейчас в тренде, как Вы считаете?

— К этому вопросу можно подойти по-разному. У меня первая мысль такая: мы живем в Европе и, образно говоря, каждый день пересекаем границы. Без английского не обойтись никак. Но ситуация с этим языком в разных странах не одинаковая. В одних странах я могу на улице любому человеку задать вопрос по-английски и гарантированно получить ответ. В России же, например, не всегда это получится.

С другой стороны, в Европе всегда очень важно знать язык соседней страны, это полезно для налаживания контактов. Понятно, что по экономическим соображениям Европа в целом говорит по-английски. Но тут следует помнить: английский — это хорошо, но если вы едете в другую страну и выучили хотя бы несколько основных выражений на языке этой страны, то совершенно точно, что контакт установится быстрее. Несколько фраз всегда нужно знать из уважения к чужому языку и культуре.

Ответ на вопрос, какие языки лучше всего учить в дополнение к английскому, зависит от того, где Вы живете и работаете. Если работаете с Бельгией, то надо знать языки, на котором говорят в этой стране (там их несколько). То же самое со Швейцарией, например. Если Вы работаете и живете в Эльзасе, то нужно знать скорее немецкий язык, чем английский. На юге Франции многие изучают итальянский и испанский.

Есть другие критерии, которые могут определять нужность языка. Так сложилось, что в Польше очень многие говорят по-французски. В центральной Европе многие говорят по-немецки, и часто на каких-то официальных встречах выбирают немецкий в качестве языка общения, а не английский. Так сложилось исторически.

Многим людям нравится учить язык латиноамериканских стран, куда они ездят отдыхать. Например, сейчас в Европе выросла значимость испанского языка, он несколько подвинул даже немецкий язык, хотя последний все равно на лидирующих позициях.

— А насколько в тренде языки развивающихся стран — китайский, индийский? У вас в Университете Страсбурга обучают этим языкам?

— Есть большая организационная проблема, связанная с преподаванием этих языков. Неясно, где взять преподавателей языков Индии и преподавателей китайского языка. В той же Индии, на самом деле, очень распространен сейчас английский язык.

Ведь есть потребность в переводчиках, которые знают эти языки. В том же Лондоне живут эмигранты из множества стран, все они говорят более чем на 400 языках. Часто требуется помочь людям с переводом в разных обстоятельствах. Сами же эмигранты, скажем так, далеко не всегда идут учиться в университеты.

В случае с китайским языком нужно констатировать, что он в Китае не один. В Поднебесной несколько китайских языков. И жители одной части Китая могут недопонимать жителей другой части страны. Какой из китайских языков выбрать для изучения — всегда сложный вопрос.

— А как вы оцениваете уровень, скажем, английского языка здесь, в САФУ?

— Я в университете второй день, так что точного ответа на этот вопрос дать не могу. Тем более, что для меня английский — третий язык. Но из того, что я успел увидеть, преподаватели и студенты говорят на этом языке очень хорошо. По крайней мере, для свободной коммуникации этого уровня явно достаточно.

Возврат к списку