Единая информационная служба
+7 (8182) 21-61-07

Джон Эчелбергер: «Терпеть не могу фильмы-катастрофы»

Джон Эчелбергер: «Терпеть не могу фильмы-катастрофы»
18.03.2014
Джон Эчелбергер: «Терпеть не могу фильмы-катастрофы»

В Северном (Арктическом) федеральном университете имени М. В. Ломоносова проходит семинар, на котором разрабатывается онлайн-курс «Природные катастрофы». Один из ярких участников мероприятия — профессор Университета Аляски Фэйрбэнкс Джон Эчелбергер — является автором идеи проведения семинара. Вулканолог по образованию, он не понаслышке знаком с природными катаклизмами.

— Господин Эйчелбергер, расскажите о своем опыте работы в области вулканологии. Понятно, что кратко его трудно описать, но все же.

— Я вулканолог, и мои научные интересы связаны в том числе и с Россией. Я впервые побывал в России в 1988 году на научной конференции. А вообще, я работал в исследовательских лабораториях правительства США в Мексике. В 1991 году я стал профессором вулканологии Университета Аляски Фэйрбенкс, был одним из основоположников вулканологической обсерватории. Мы охватили сейсмологическими сетями ряд вулканов, в том числе островных. Работали с российскими коллегами на Камчатке, занимались мониторингом вулканов на этом полуострове.

Важной и интересной темой для работы были облака вулканического пепла. Они мешают полетам самолетов. Скажем, пепел с Камчатки попадает даже в атмосферные слои над США. Я работал в рамках полевых школ как на Камчатке, так и в США. Скажу вам, я женился на русской женщине, которая тоже работает вулканологом. Потом я продолжил работать на американское правительство, занимаясь геологическими исследованиями.

Так что я попал буквально с корабля на бал — с Камчатки в Вашингтон. Работал над реализацией вулканической программы США и в президентской комиссии по исследованию вулканов, после чего вернулся в Университет Аляски Фэйрбенкс. Сейчас больше занимаюсь сферой образования и реализацией международных академических обменов.

Я являюсь деканом факультета арктических исследований, а также деканом факультета последипломного образования Университета Аляски Фэйрбенкс. Я сотрудничаю с Университетом Арктики. Как вы знаете, Университет Арктики — это сетевая организация, и САФУ — один из ведущих ее партнеров.

— Каковы Ваши впечатления от России в целом?

— Очень люблю Россию и русских. Мои русские друзья называют меня романтиком, но я скажу, что между нашими народами много общего. Обе страны могут похвастаться широкими просторами и большими амбициями (не как в Европе, где в принципе мало места). Это можно перенести и на наш переговорный процесс: когда возникают конфликты, то и масштабы соответствующие. И двум странам есть чему поучиться друг у друга.

— Для каких стран будет наиболее актуален курс, который разрабатывается на семинаре?

— Для России, США, Канады, Скандинавских стран. Думаю, этот курс уникален, потому что в разработке участвуют эксперты из нескольких стран, специалисты в разных областях.

— На выступлении вы говорили о том, что студенты могут оказать проекту помощь.

— На семинаре работают молодые ученые, которые практически уже являются экспертами. Это можно рассматривать как эксперимент. Я вообще понял, что настоящее знание лично ко мне пришло лишь после того, как я начал преподавать, когда я начал объяснять вещи студентам, что называется, «на пальцах». Но студенты часто являются источниками идей. Привлечение студентов к научной работе всегда будет интересным экспериментом.

— Существуют ли какие-то закономерности в сейсмологической активности? Может быть, землетрясения повторяются периодически?

— Земная кора состоит из литосферных плит, и основная активность бывает на границах этих плит. Например, на западном побережье Канады и США, на Камчатке, в Японии, на Курильских островах.

— Природные катастрофы возможны на Севере. Например, на Аляске?

 50 лет прошло с тех пор, как мощное землетрясение магнитудой в 9,2 балла практически уничтожило город Анкоридж. Кроме того, некоторые небольшие населенные пункты на побережье были смыты цунами. То же самое было на Камчатке. На Аляске происходят сильные извержения вулканов, лесные пожары, большие наводнения. Аляска — это, пожалуй, самый подверженный природным катаклизмам регион в США.

— А как же Калифорния?

— Признаю, у калифорнийцев тоже полно проблем. Хотя бы потому, что в Калифорнии живет намного больше людей, чем на Аляске.

— Возможна ли сейсмическая активность в таких регионах, как Архангельская область?

— Вероятно, здесь землетрясений ждать не стоит. А вот наводнения и лесные пожары могут часто случаться.

— У Вас есть любимый фильм-катастрофа?

— Терпеть не могу этот жанр. Понимаете, стихийные бедствия выглядят впечатляюще и без кинематографических спецэффектов и сценарных задумок. Например, извержение вулкана в Лос-Анжелесе — это же нонсенс. А вообще любимый фильм — «Доктор Стрейнджлав, или Как я научился не волноваться и полюбил атомную бомбу» Стэнли Кубрика. Это черный юмор про холодную войну и в какой-то степени фильм-катастрофа.

Возврат к списку