Единая информационная служба
+7 (8182) 21-61-07

Хасана Керимовна Бахтиярова: Справедливая и обаятельная

Хасана Керимовна Бахтиярова: Справедливая и обаятельная
07.03.2014
Хасана Керимовна Бахтиярова: Справедливая и обаятельная

4 марта в Институте филологии и межкультурной коммуникации чествовали одного из самых заслуженных преподавателей английского языка Хасану Керимовну Бахтиярову. Педагог отметила юбилей — 90 лет. В одной из аудиторий собрался большой коллектив института. Звучали поздравления, теплые слова. Хасана Керимовна как и прежде поражает своей улыбкой, обаянием, неувядающим оптимизмом и красноречием.

— Хасана Керимовна, сколько лет вы отдали преподавательской деятельности?

— Я преподавала 40 лет, с 1945-го по 1985-й. В самом начале преподавательской деятельности — училась и работала. Образование получила во время войны, в сорок пятом был первый выпуск факультета. И теперь я являюсь последним свидетелем этого выпуска.

При педагогическом институте в 1941 году был организован новый факультет иностранных языков, тогда я и поступила. Много молодежи поступило, но закончили только 13 человек. Из них двое — Нина Ивановна Ракитина и я — были оставлены работать на кафедре. В характеристиках, которые нам выдал профессор Аничков, написали, что мы способны работать. Отличные были оценки.

— Сколько языков в вашем арсенале?

— Английский язык. Какое-то время изучала немецкий. Говорю по-татарски, но литературного языка не знаю, скорее, владею бытовым. Мы поступали в аспирантуру, а для того нужно было знать второй язык. Ходили на занятия по немецкому языку, чтобы хорошо читать. На экзамене получила тогда за немецкий язык «хорошо», потому что мне попал вопрос: книга, написанная готическая шрифтом, а я не придала этому значения. У меня не было навыков чтения такой литературы, в итоге снизили оценку до «хорошо». Пыталась изучать арабский язык по самоучителю, могу читать по-арабски.

— Судя по тому, какие гости сейчас собрались в аудитории, у вас много именитых учеников и учениц.

— Не знаю, много или нет, но есть такие, которыми я горжусь. Например, Андрей Александрович Худяков (основатель кафедры английской филологии Поморского государственного университета им. М. В. Ломоносова. — Авт.), который к нам поступил, когда я еще работала. Я подошла к нему, видя его такое желание учиться, познавать. Спросила, не желает ли он небольшое исследование сделать, доклад, заниматься наукой... Он поступил в аспирантуру, закончил, написал докторскую, блестяще ее защитил. Диссертацию сразу же опубликовали, издали его книги. Он стал известным в мире ученым по филологии.

Клепикова Татьяна Альбертовна — она тоже у нас училась, стала доктором наук (сейчас живет и работает в Санкт-Петербурге. — Авт.). К слову, многие наши выпускники работают в Санкт-Петербурге или в Москве, их там сразу же принимают на работу.

Мои ученики работают в руководстве университета, института филологии и межкультурной коммуникации и на кафедрах института.

— Скажите, пожалуйста, в чем секрет вашей энергии, позитивного отношения к жизни?

— Наверное, все можно объяснить тем, что я в своей жизни многое испытала. Военное время было для всех очень тяжелым, и для нашей семьи, конечно. Полностью сгорел дом во время первого налета на Архангельск в конце августа сорок второго года. Папа в армии был. Я уже к этому времени окончила первый курс. Меня включили в составе бригады, которая должна была собирать грибы и ягоды.

Нас на остров увезли. Мы приехали, нашего дома нет. Наш дом располагался на улице Холмогорской. Она начиналась у домов АЛТИ, где преподаватели жили, и длилась до Новгородского. По обе стороны частные домики, посередине трава. Мосточки — деревянные. Вот на такой чистенькой, аккуратной улице мы жили. И первая бомба попала в центр этой улицы, они хотели на АЛТИ ее сбросить, а попали в середину нашей улицы. Вообще, очень трудно было.

— Вы были строгим преподавателем?

— Да, я была строгой. Но, прежде всего, хотела быть справедливой. Всегда нужно оценку справедливую ставить. И студент понимал, что я ему ставлю справедливый «неуд» или справедливую «отлично».

Студентка на четвертом курсе сдает экзамен по теории грамматики. Перед Вами лежит зачетка. Вы перелистываете: хорошо, хорошо, отлично, хорошо, хорошо... Ни одного «удовлетворительно». Возникает дилемма. Я находила выход: иногда предлагала второй билет. Хотя, может быть, это было не положено. И самое удивительное, что некоторые студенты соглашались. Они не брали второй билет, а были удовлетворены той оценкой, которую я собиралась ставить.

Хотя знаете, когда с человеком так происходит, что он одну уступку делает, другую, третью, теряется качество.

— Мы будем стремиться к качеству, равняясь на вас.

Возврат к списку