Единая информационная служба
+7 (8182) 21-61-07

О моих учителях

Поступив в 1955 году на физико-математический факультет, я с удивлением уже в начале учебы обнаружил, что декан Алиса Христиановна Дрихель знает меня. Потом я увидел, что она знает вообще всех студентов факультета, даже всех выпусков. Всегда вежливая в обращении с нами, подчеркнуто обращающаяся с нами «на Вы», откли­кающаяся как-то по матерински на все наши беды — вот незабываемые впечатления от общения с этим замечательным человеком.

На первом курсе она читала у нас аналитическую геометрию. Часто лекции ее проходили в 88-й аудитории позднее  главного учебного корпуса ПГУ имени М.В. Ломоносова. Стремительно преодо­лев все лестничные марши, она прямо влетала к нам аудиторию и еще с порога начи­нала лекцию: «Мы получил следующий результат…» — и на доске появлялась формула длиною в 2–3 строчки.  Для бывшего школьника это казалось чудом и каким-то вол­шебством. Позднее я понял, что за этим кроется глубокая логика математических рассуждений, и это произвело на меня еще большее впечатление. Особенно ярко эта черта ее преподавания проявилась в курсе теории чисел, весьма специфической дисциплине, в которой глубокие рассуждения логически обосновывают казалось бы простые и оче­видные каждому школьнику свойства натуральных чисел.

С первого курса математический анализ нам преподавала Наталья Прокопьевна Лещенко. Закончив с отличием физмат в 1945 году, она была оставлена на кафедре и всю жизнь посвятила родному факультету. Она поразила меня своей исключительной добросовестностью: тексты всех лекций, примеры для практических занятий с их ре­шениями у нее всегда были записаны отчетливым почерком. Много позже, когда мы уже вместе работали на одной кафедре, я с удивлением увидел, что этой своей привыч­ке она не изменяет. Такой преданности делу преподавания, такого поражающего по­иска лучшего метода я не встречал ни у кого.

Необычайно глубокое впечатление произвели на меня лекции Валентины Кон­стантиновны Кропиной по основаниям геометрии. Она показывала нам образец глубо­чайшей логики, точного математического языка, к которому мы не были приучены, а сперва даже не понимали, в чем же мы ошибаемся при провозглашении своих корявых псевдоматематических фраз. Весь семестр я прямо упивался тонкостями ее дисципли­ны, и после успешной сдачи экзамена был убежден, что хорошо понимаю предмет. По­этому, выполняя под ее руководством курсовую работу, я был неприятно поражен тем, насколько поверхностно понимал проблематику построения модели системы аксиом, исследования ее непротиворечивости и независимости. Валентине Константиновне пришлось много со мной поработать, пока текст работы в какой-то мере ее удовлетво­рил. До сих пор не знаю, добилась ли она от меня желаемого результата, или заверше­ние работы диктовалось окончанием учебного семестра.

Большое участие в моей судьбе принял Игорь Александрович Плотицын, заве­дующий кафедрой математики в 1960–72 г. Благодаря его настойчивости я начал рабо­тать на кафедре, поступил в аспирантуру; после ее окончания он отдал мне курс выс­шей алгебры, который сам вел много лет. Дав мне свои разработки, конспекты заня­тий, побеседовав со мною о целях курса, он (как мне казалось) подготовил меня пол­ностью к лекторской работе. Когда же через некоторое время посетил мои занятия, то я с горечью убедился в разнице между кажущимся и реальным. Игорь Александрович подробно разобрал занятия, указал на допущенные математические и методические ошибки, дал рекомендации по их исправлению. В последующие годы совместной ра­боты он всегда поражал меня оптимизмом, желанием помочь сотрудникам, защитить их. Высоко я ценил в нем интерес к философским проблемам естествознания.

Конечно, в этих кратких заметках я описал далеко не всех, у кого я учился и кому обязан выбору своей профессии. Однако всех своих учителей я вспоминаю с благодар­ностью и с сожалением о тех утраченных возможностях, которые так и остались не­реализованными.

Зеель Э.О.
профессор кафедры математического анализа
( до 2010 гг)

Дата изменения страницы 24.04.2013