Арктика и Север

Наука

Развитие журнала «Арктика и Север» по данным РИНЦ:

Science-Index.jpg


 

Вахтовики, переселенцы, коренные народы: этнокультурный ландшафт в Арктике

Версия для печати
28.04.2017

Вахтовики, переселенцы, коренные народы: этнокультурный ландшафт в Арктике

В Северном (Арктическом) федеральном университете имени М. В. Ломоносова с 2015 года ведется работа по проекту, поддержанному Российским научным фондом «Российская Арктика: от концептуализации к эффективной модели государственной этнонациональной политики в условиях стабильного развития регионов». Об этом ИА REGNUM сообщили в пресс-службе САФУ.

О том, как ведется исследовательская работа по проекту, рассказывает директор Арктического центра стратегических исследований Константин Зайков.

Проект навеян структурными переменами, происходящими в Арктическом регионе — неоднородным развитием промышленности и инфраструктуры. Разная динамика протекания социально-экономических процессов в субъектах Арктической зоны Российской Федерации во многом является ключевым фактором изменения его этнокультурного ландшафта.

Сейчас наблюдается всплеск интереса к проблематике адаптации мигрантов к новым для них условиям Арктики, к вопросам отношения крупного бизнеса, власти и тех этнических групп, которые традиционно проживают в данном регионе.

«Мигранты в инородном культурном пространстве чувствуют себя некомфортно. Порой национальные чувства усиливаются вне своей национально-этнической среды. Если не вести одновременно масштабную и эффективную работу по социокультурной адаптации мигрантов и развитию толерантности у коренного населения, то это может создать плодотворную почву для распространения радикальных фундаменталистских идеологий, последующего роста межэтнической напряженности и крайних проявлений в виде действий деструктивного характера. Мы знаем, что в истории Русского Севера в годы Гражданской войны основными силами революционного движения были мигранты, которые в период крупных строек приехали на Север. Именно они и стали фактором дестабилизации обстановки», — заключает Зайков.

Одной из ключевых задач проекта было исследование этнокультурного ландшафта и этнического состава Российской Арктики. С этой целью собран большой коллектив квалифицированных специалистов разных областей научного знания, и в большинстве своем молодые ученые. Это первый проект в Архангельской области, который получил поддержку со стороны Российского научного фонда.

Учитывая, что АЗРФ занимает обширную территорию, объектом исследования прежде всего стали районы Архангельской области, в том числе отдаленные территории Приморского и Мезенского районов, а также Ненецкого автономного округа. В этих областях был проведен массовый анкетный опрос населения для анализа ценностных и миграционных установок, оценки национальной напряженности. Еще одним направлением работы стал экспертный опрос представителей местных диаспор — уже устоявшихся сообществ, проживающих в регионе.

«Арктика всегда была полиэтничным регионом: помимо малочисленных коренных народов, здесь проживают и «большие» коренные народы — например, русские начали освоение арктических территорий еще в Средние века», — говорится в исследовании.

Кроме этого, в АЗРФ закрепились крупные группы старожильческого, укорененного населения. Это люди, живущие в Арктике минимум два поколения. Они чувствуют себя полноправными местными жителями и относятся к Северу с не меньшей любовью, чем коренные обитатели.

«При этом и в имперский, и советский периоды в Арктическом регионе всегда были новопоселенцы, которые приезжали осваивать регион вахтовым методом. Даже русские поморы Кольский полуостров в свое время осваивали аналогично — мужики в летнее время добывали там рыбу, солили ее в становищах и затем продавали в Архангельске. «Вахта» как способ освоения Арктики существовала всегда», — говорит Константин Зайков.

Сейчас в Арктике появились другие этносы, представители тех культур, которые ранее не проживали в высоких широтах. Этнокультурный ландшафт региона меняется.

Последние десять лет в АЗРФ растут диаспоры выходцев из бывших советских республик Средней Азии. Эти люди приезжают в регионы, где реализуются крупные инфраструктурные проекты: в Ямало-Ненецкий автономный округ, Ненецкий автономный округ, Мурманскую область.

С другой стороны, мы наблюдаем снижение человеческого капитала, что традиционно проживает в Арктике. Давно известна проблема оттока молодежи. Вследствие данных процессов размывается ядро человеческого капитала — драйвера развития региона. Отношение новоприбывшим к местности отличается от подобного же отношения к ней «стариков».

Еще одна сторона вопроса — коренные малочисленные народы. Здесь ситуация достаточно интересная. В 90-е годы из-за экономических проблем в России некоторые этнические группы стояли на грани выживания. В связи с тем, что государство с начала двухтысячных годов активно реализовывало политику патернализма (всеобъемлющей поддержки этих групп), сейчас в 11 из 17 коренных малочисленных народов АЗРФ мы наблюдаем существенный прирост населения. Также важно отметить существенное усиление с 2013 года роли Ассоциации коренных малочисленных народов (RAIPON), которая стала полноценным «мостом» и «медиационной площадкой» для налаживания отношений на трехсторонней основе: коренные малочисленные этносы — власть (федерация и регионы) — промышленные компании. Запущен процесс принятия федеральных законов о реестре коренных малочисленных народов, об этнологической экспертизе.

«Парадокс заключается в том, что укорененное население эмигрирует, а коренное малочисленное численно возрастает. При этом есть отдельные этнические группы, численность которых уже приблизилась к порогу малочисленности, — это ненцы. Сейчас их уже почти 50 тысяч, а эта та грань, которая отличает малочисленный народ от немалочисленного. В частности, это свидетельство высокого показателя рождаемости, в общем — результат эффективности реализуемой государством политики по поддержке проживающих народов Севера», — говорит Зайков.

Однако имеются проблемные вопросы — как адаптировать новоэмигрантов к районам, где проживают коренные малочисленные народы, и как снизить конфликтность между укорененным населением и вновь прибывшим.

«Мы определили зоны риска в развитии этнонационального ландшафтаАрктического региона, который за последние десятилетия серьезно изменился. С точки зрения нормативного поля практически в каждом субъекте АЗРФ существуют отдельные институты, отвечающие за развитие межэтнических отношений», — говорит Зайков в исследовании.

Имеется вопрос, как они работают. К сожалению, представители диаспор при опросе отмечали, что они не чувствуют реализации межнациональной политики на себе. Очень часто все сводится только к культурно-массовым мероприятиям. Проведение подобных праздников, позиционирующих многогранность народов, проживающих в Арктике, очень важно для понимания культуры этих этносов.

Открытым остается вопрос ежедневной рутинной работы, которая связана с воспитанием культуры толерантности к другим этническим группам среди населения, постоянно проживающего в Арктике. Она должна включать в себя целый комплекс регионального компонента в образовательных программах школы, университетов. Сейчас в России активно говорят о религиозном воспитании, но этносоциальный контент не менее важен.

«К сожалению, он не так ярко выражен или вообще отсутствует. Необходим целый комплекс инструментов на уровне конкретных организаций и учреждений, которые будут заниматься вопросами адаптации конкретных людей, которые приехали осваивать Арктику вахтовым методом или на постоянную основу», — заключает эксперт.

Использован материал ИА Regnum


Возврат к списку


 

Арктические новости